Posted 23 апреля 2018, 04:04

Published 23 апреля 2018, 04:04

Modified 19 августа 2022, 20:03

Updated 19 августа 2022, 20:03

Россия - КНДР: работа на перспективу

23 апреля 2018, 04:04
Анастасия Баранникова, научный сотрудник Центра морских международных исследований МГУ им. адм. Г.И.Невельского, поделилась с "Дальневосточным капиталом" своим видением ситуации

Анастасия Баранникова, научный сотрудник Центра морских международных исследований МГУ им. адм. Г.И.Невельского, поделилась с "Дальневосточным капиталом" своим видением ситуации

В конце марта в Пхеньяне прошло очередное заседание Межправительственной комиссии (МПК) по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству между Россией и Корейской Народно-Демократической республикой (КНДР), на котором обсуждались вопросы двустороннего сотрудничества в области транспорта, энергетики, промышленности, сельского хозяйства и рыболовства, образования, науки и техники. Была достигнута договоренность о создании автомобильного сообщения между Россией и КНДР, и запланировано заседание российско-корейской рабочей группы по вопросам временной трудовой миграции.

Заседания МПК проводятся уже не первый год, и Россия является одним из важных торгово-экономических партнеров КНДР. Наиболее успешное сотрудничество осуществляется между КНДР и российским Дальним Востоком - это обусловлено как географическим положением, так и взаимодополняемостью экономик. По словам Министра по развитию Дальнего Востока Александра ГАЛУШКИ, возглавившего российскую делегацию в Пхеньяне, по итогам 2017 года товарооборот между регионами Дальнего Востока и Корейской Народно-Демократической Республикой составил $15 млн, что на 84% выше аналогичного показателя 2016 г. И стороны не намерены останавливаться на достигнутом.

Однако сейчас, в условиях жестких санкций СБ ООН, которые ограничили взаимодействие КНДР, в том числе и с соседними странами, и поставили под угрозу экономические интересы России на Дальнем Востоке, возникает вопрос: каким образом страны намерены добиваться расширения сотрудничества и роста показателей двусторонней торговли?

Во-первых, торгово-экономические связи с КНДР не запрещены. Существует список определенных товаров и видов деятельности, подпадающих под санкции СБ ООН. Резолюции регламентируют только деятельность, прибыль от которой может способствовать развитию ракетно-ядерной программы. С одной стороны, под это определение может попасть любой вид деятельности - например, ресторан корейской кухни за рубежом. С другой стороны, никто не отменял презумпцию невиновности. Для того, чтобы обвинять, необходимо иметь доказательства. Сложно доказать причастность той или иной экономической деятельности к финансированию ракетно-ядерных программ (впрочем, как и обратное).

С этой точки зрения запрет на привлечение рабочей силы из КНДР кажется юридически необоснованным, как и односторонние санкции США, безосновательно включающие в «черный список» компании и частных лиц КНДР. Что касается вопросов трудовой миграции, то Россия вырабатывает такие процедуры и механизмы привлечения северокорейских рабочих, которые будут гарантировать их «непричастность» к финансированию ракетно-ядерных программ. Что касается односторонних санкций США, то другие страны, в том числе и Россия, выполнять их не обязаны и не будут - с точки зрения международного права они не имеют никакой юридической силы.

В данный момент Россия, помимо торговли товарами, не запрещенными резолюциями, осуществляет с КНДР более крупные совместные проекты, не попадающие под санкции СБ ООН. Транспортный проект железнодорожного сообщения «Хасан - Раджин», благодаря усилиям российских представителей в СБ ООН, не был включен в резолюции, а значит имеет серьезные перспективы, и совместная деятельность в его рамках может быть расширена.

Есть такие перспективные направления сотрудничества, как туризм. Многие жители дальневосточного и других регионов страны интересуются КНДР и хотели бы посетить ее, но до сих пор массовым поездкам препятствовала высокая стоимость авиаперелетов. Речь шла об открытии автомобильного мостового перехода через реку Туманная, где до сих пор существовал только железнодорожный мост. Как отметил Александр Галушка: «Строительство мостового перехода - это полезное начинание в наших отношениях. Как первый шаг мы могли бы рассмотреть создание понтонной переправы.»

Кстати, у КНДР до сих пор нет ни одного автомобильного перехода с Россией, при том, что с Китайской Народной Республикой их 23!

Открытие автоперехода на корейско-российской границе и налаживание автобусных рейсов вроде тех, что сейчас осуществляются в китайские города Хунчунь и Суйфэньхэ, сделают поездки в КНДР более доступными для жителей РФ. Как известно, с целью развития данного направления сотрудничества российской стороной в ходе МПК было озвучено предложение упростить визовый режим для россиян. Российская сторона уже приняла подобные меры для жителей КНДР. С прошлого года они могут въехать по упрощенной системе - электронной визе - в Приморский край, посетив Владивосток. Данную возможность планируется распространить и на другие регионы Дальнего Востока.

Во-вторых, ситуация в регионе, которая в свое время привела КНДР к ее нынешнему ядерному статусу и сопутствующим ему санкциям, меняется. В прошлом году в Республике Корея к власти пришел новый президент, который объявил о «новой северной политике», включающей в себя ряд направлений и мер по расширению экономического сотрудничества с Россией, в том числе и в рамках проектов с участием КНДР. Вслед за объявлением данного курса представители соответствующих южнокорейских министерств активизировали усилия по поиску путей восстановления экономических контактов с КНДР посредством России. Неудивительно, что Россия является наиболее эффективным посредником и удобной площадкой для такого рода сотрудничества, так как она, в отличие от США и Китая, занимает как минимум нейтральную позицию по отношению к межкорейскому диалогу и объединению на Корейском полуострове.

На протяжении многих лет Россия поддерживала отношения с обоими государствами Корейского полуострова, и на данный момент достигнут ряд договоренностей и наработок по сотрудничеству в рамках так называемых Транскорейских проектов, подразумевающих участие РФ, КНДР и Южной Кореи. Слово «транскорейский» уже стало в каком-то смысле нарицательным для проектов с участием трех стран, любых форматов и масштабов, потому как даже когда отсутствуют политические условия для реализации крупномасштабных проектов, вроде газопровода и железнодорожной магистрали, интерес представителей Севера и Юга к сотрудничеству не ослабевает, и они совместно с российскими коллегами предлагают и рассматривают самые различные проекты в сфере сельского хозяйства, туризма и т д.

С начала этого года также произошли серьезные подвижки в межкорейских отношениях. Был возобновлен диалог между Севером и Югом, прошел ряд переговоров на высоком уровне, и была достигнута договоренность о проведении третьего в истории межкорейского саммита. В подобных условиях вероятность возобновления Транскорейских проектов в трехстороннем формате повысилась еще больше. По словам Александра Галушки, южнокорейская сторона активно изучает возможность присоединения к проекту «Хасан-Раджин» и заявляет о своем желании перевести его в трехсторонний формат.

Также в последнее время обсуждаемая тема - возможная встреча КИМ Чен Ына с Дональдом ТРАМПОМ. Хотя вероятность данной встречи ниже, чем межкорейского саммита, любой формат диалога между США и КНДР - уже серьезное достижение. В конечном счете, такой диалог может привести к реализации российской инициативы «двойной заморозки», предполагающей отказ КНДР от дальнейших ракетно-ядерных испытаний в обмен на сокращение военного присутствия США в регионе. Если саммит между США и КНДР не состоится, а диалог ни к чему не приведет (я склонна рассматривать подвижки со стороны США как реакцию на межкорейский диалог, а не акт доброй воли США), то добровольный отказ КНДР от испытаний будет означать соблюдение ею резолюций СБ ООН, а значит и постепенное снятие санкций в рамках данных резолюций.

Таким образом, меры России и КНДР, направленные на развитие сотрудничества, могут быть применимы к уже осуществляемым направлениям и проектам сотрудничества, и могут быть работой «на перспективу».

Кстати Республика Корея: пеллеты, стекло и гостиница

В марте во Владивостоке прошел День корейского инвестора, в котором приняли участие 24 компании из Республики Корея.

В рамках мероприятия состоялась встреча Полпреда президента РФ в ДФО Юрия ТРУТНЕВА и Министра по развитию Дальнего Востока Александра ГАЛУШКИ с президентом компании «Поско Дэу» (Posco Daewoo Corporation) КИМ Юнг Сангом и генеральным директором «Севон Марс» (Sewon Mars) ХАН Чханг Юном.

Как сообщала пресс-служба Минвостокразвития, планируется, что инвесторы создадут в ДФО производство экологичного топлива в виде древесных пеллет, используя отходы от лесопиления на Дальнем Востоке. Произведенную продукцию «Севон Марс» рассчитывает экспортировать в Республику Корея, где наблюдается дефицит экологичного топлива.

Компания «Кей-Си-Си Корпорейшнн» (KCC Corporation) намерена построить стекольный завод на Дальнем Востоке. При этом, по словам директора компании Ким Сон Вона, компания, существующая с 1958 года, ранее не рассматривала возможность работать на Дальнем Востоке России. Предполагаемый объем инвестиций в реализацию проекта на Дальнем Востоке России может составить порядка $250 млн.

Проект реконструкции и расширения отеля «Хендэ» во Владивостоке был предметом разговора с заместителем председателя совета директоров «Лотте Групп» (Lotte Group) господином СОНГ Енг Доком. Компания уже в этом году стала собственником, пожалуй, самого успешного на Дальнем Востоке корейского проекта.

Журнал "Дальневосточный капитал", апрель, 2018 год.