Дальневосточный вектор: Между Москвой и Пекином

16 марта 2021, 05:03
Фото: Мария Пушкарева / ИК "Золотой Рог"
Алексей Чекунков озвучил президенту ключевые проблемы региона
Как живёт Дальний Восток, по мнению московских министров, и как дела обстоят на самом деле? «Золотой Рог» проанализировал доклад главы Министерства по развитию Дальнего Востока и Арктики президенту.
Сюжет
Налоги

Восточная политика

Алексей Чекунков начал свой доклад президенту, по-восточному наполняя речь поэтичными метафорами.

«Если представить нашу страну как дом, то Арктика — это купол над домом, а Дальний Восток — несущая стена. Стена, в которую извне упирается тысяча пагод», — рассказал молодой министр президенту, конечно, подразумевая под пагодами наших азиатских соседей.

Ведь именно близость Китая с его экономическим чудом и Японии с неунимающимися территориальными амбициями заставляет Москву вливать в Дальний Восток с каждым годом всё больше. Все прекрасно понимают, что если здесь не будет русских людей, то на их месте очень быстро появятся другие. Именно поэтому в течение последних десяти лет ДФО находится под особым контролем правительства.

Восточный экономический форум — это не просто статусное мероприятие. Это прежде всего возможность показать нашим азиатским соседям, что Дальний Восток России не отсталая окраина, а один из самых прогрессивных регионов страны. Говорил об этом и Чекунков, отчитываясь перед президентом о целом ряде экономических программ.

«На Дальнем Востоке, в соответствии с Вашими решениями, реализуется комплекс мер для повышения качества жизни и ускорения развития экономики. Такие проекты, как „Сила Сибири“, космодром Восточный, судостроительный комплекс „Звезда“ будут служить многим поколениям. Ряд программ реализуется впервые: сначала — на Дальнем Востоке, затем приходят в другие регионы России. Это бесплатная выдача земли, льготная ипотека, территории опережающего развития. В этом есть логика, так как Дальний Восток концентрирует в себе все главные особенности России — обширную территорию, высокую плотность населения, суровый климат и волевых предприимчивых людей», — отметил министр.

Под этими словами министр по развитию Дальнего Востока и Арктики имел в виду, конечно же, такие экономические формации, как ТОР и СПВ. Именно они прошли успешную апробацию в Приморье, а потом были распространены на другие регионы.

О ТОРе замолвите слово

«С 2015 года на территориях опережающего развития и в свободном порту Владивосток начали работу 2700 новых предприятий, которые уже вложили в регион почти 1,5 триллиона рублей. Более 70 процентов — это инвестиции в несырьевые предприятия, которые дают диверсификацию экономики, развитие технологий, повышают компетенции работников. За этот период рост промышленного производства на Дальнем Востоке был в два раза выше среднероссийского — 24 процента в ДФО против 12 процентов в среднем по стране», — подчеркнул министр.

Цифры, конечно, впечатляющие, однако в своём докладе глава министерства корректно умолчал о том, для чего именно вводились перечисленные особые экономические зоны.

Главная цель создания ТОР и СПВ именно в Приморье состояла в том, чтобы удержать здесь население. Предполагалось, что сниженные налоги привлекут к нам инвесторов, которые откроют новые предприятия, а значит и обеспечат работой местных жителей. Вместе с тем улучшенный инвестиционный климат просто не может не отразиться на инфраструктуре региона. Он должен потащить за собой новые дороги, высокотехнологичную медицину, образование, бум в строительстве жилья. Что же получилось на самом деле?

«Подразумевалось, что работать будут местные, а те, кто приехал, останутся, закрепятся, прорастут корнями. Но пока получается по-другому. Начнем с ближайшей к нам ТОР „Большой Камень“, где создается крупный судостроительный комплекс. Сразу выяснилось, что работы много, но, с моей точки зрения, процесс заполнения вакансий шел несбалансированно, не в пользу дальневосточников, предпочтение отдавалось специалистам из других регионов России и иностранцам, хотя в регионе есть свои. Аналогичная ситуация складывается и на многих других территориях опережающего развития. Получается, дальневосточников снова обидели», — заявил в интервью «Российской газете» — доктор экономических наук, профессор Владивостокского университета экономики и сервиса Александр Латкин.

«Предполагалось, что в ТОР будут создаваться высокотехнологичные предприятия с местами для высококвалифицированной рабочей силы. Но, согласно нашим исследованиям, уровень инновационной компоненты очень низкий. И поэтому рассчитывать на то, что мы решим стратегическую задачу экспортоориентированности экономики российского Дальнего Востока, пока не приходится» — продолжил профессор.

Чтобы оценить вклад ТОР и СПВ в инфраструктуру региона, достаточно посмотреть на Большой Камень. Город президентского внимания с «Суперверфью» утопает в коммунальных проблемах и разбитых дорогах.

Климат особый

Однако нужно отдать должное: инвестиционный климат в регионе действительно улучшился, о чем не забыл упомянуть в своём докладе Алексей Чекунков.

«10 из 11-ти субъектов ДФО показали рост в рейтинге АСИ. Четыре региона в 2020 году попали в топ-30 рейтинга. Еще три года назад там от региона не было ни одного», — заявил министр.

Что же касается затрат на создание особых экономических зон, то и это не осталось без внимания в докладе главе государства.

«Действительно, задача стояла как раз сделать наилучшие режимы в России. Несмотря на то, что ТОР и СПВ функционируют недавно, государство уже окупило расходы на их создание: налоговые и таможенные поступления от резидентов составили 94 миллиарда рублей, а расходы консолидированного бюджета на инфраструктуру, плюс налоговые и таможенные льготы резидентам — 75 миллиардов», — доложил глава профильного министерства.

Однако, несмотря на такие впечатляющие цифры, низкое качество жизни дальневосточников замолчать не удастся. И министр Чекунков обратил на это особое внимание, приведя в пример исторические факты: «Все наши конкуренты по Азиатско-Тихоокеанскому региону достигали высоких темпов экономического роста, только создавая максимально благоприятные условия для бизнеса в рамках подобных преференциальных режимов. Ли Куан Ю в Сингапуре и Дэн Сяопин в Китае следовали принципу, что нация не может дотянуться до процветания, встав на высокие налоги. Чтобы конвертировать экономический рост в высокий уровень жизни, процветающим странам Азии потребовались десятилетия», — отметил министр.

По его словам, ускорение экономики на Дальнем Востоке в последние несколько лет само по себе не позволяет быстро решить самые острые, наиболее волнующие людей проблемы: качество больниц и школ, доступность жилья, комфорт городской среды.

«В соответствии с Вашим указом качество жизни населения на Дальнем Востоке должно расти быстрее, чем в среднем по России. Это справедливо по отношению к дальневосточникам, которые по многим показателям изначально находились в худших условиях», — обратился к президенту Алексей Чекунков.

Однако корень низкого качества жизни на Дальнем Востоке глава министерства видит в низкой бюджетной обеспеченности регионов. По последним данным, 10 из 11 субъектов ДФО имеют уровень бюджетной обеспеченности ниже среднероссийской даже после дотаций Минфина.

«Это объективная реальность, что собственные доходы Дальнего Востока из-за низкой плотности экономики пока не соответствуют объему расходов на исполнение всех бюджетных обязательств на территории размером в полтора Евросоюза», — констатировал министр застарелую проблему ДФО.

И все же «дефицитный бюджет» вряд ли является главной причиной всех бед. «Дальний Восток всегда был дотационным, — напомнил независимый экономист Александр Киктенко. — И дело тут не в том, что мы мало производим. Просто очень много финансово ёмких предприятий, которые фактически работают здесь, налоги платят в Москву, потому что зарегистрированы именно там. Но несмотря на это в советские времена инфраструктурное развитие ДФО было несравнимым с центральной частью страны. Предприятия сами заботились о своих работниках. Строили для них жильё, школы, больницы. Сейчас даже самые крупные компании не вкладываются в инфраструктурные проекты, потому что не имеют уверенности в том, что продолжат работу завтра. Это объективная реальность Дальнего Востока. Все работают с колёс и приходят в бизнес на один день», — продолжил эксперт.

И действительно, чтобы убедиться в справедливости этих слов, достаточно вспомнить Арсеньев, который живёт от заказа до заказа. Если завтра оборонная промышленность перестанет нуждаться в вертолётах, собираемых на «Прогрессе», то город снова начнёт умирать.

Но Алексей Чекунков полон радужных надежд, называя Дальний Восток краем волевых и предприимчивых людей. Впрочем, по-другому быть не может. Ведь он возглавляет Министерство по развитию Дальнего Востока и Арктики. И главное слово в названии министерства именно «развитие». Надеемся, что оно не будет только словом.

Юрий РОГОВ.