А нужен ли такой нам папа?

23 августа 02:25
Фото: Алексей Воронин / "Золотой Рог"
Герман Авеличев – актёр и режиссёр Приморского краевого театра молодёжи – обращается в своём творчестве к современной пьесе, при этом стараясь найти в постановках ответы на вопросы, волнующие человечество не первое столетие.

Спектакль «Мой папа – Питер Пэн» (16+), премьера которого состоялась в июне нынешнего года, – ещё одно тому доказательство.

В этой работе Герман Авеличев и артисты Николай Тирищук (Папа), Игорь Смирнов (Рассказчик), Никита Лазарев (Рассказчик в детстве), Валерия Самарина (Мама) и Мария Стратулат (Учительница) ведут со зрителем очень непростой разговор на темы ответственности, семьи, истинной и мнимой любви… Это вечные темы, не теряющие актуальности веками.

Пьесу Керен Климовски (русскоязычного драматурга, учившейся в Израиле и США) трудно назвать безусловно и абсолютно русской по духу, в каком-то смысле всё, о чём в ней идёт речь, если бы не детали, могло бы произойти (и быть абсолютно актуальным!) и в США, и во Франции, и даже в Австралии.

 

И правда. Живут мама, папа и сынишка. Мама, измученная работой в банке, взвалившая на себя заботы об обеспечении семьи, задёрганная и уставшая; папа – самовлюблённый, уверенный в своем невероятном, исключительном таланте средней руки актёр, инфантильный до безобразия, не желающий взрослеть; и сынишка – мальчик, которому так нравится папа, ведь с ним весело, смешно, и который не понимает, почему мама не разделяет его восторгов.

Разве не в любой современной стране мог сложиться такой треугольник, разве проблемы инфантильности и нежелания отвечать за свои поступки, проблемы искалеченного детства и многие другие – не универсальны? Но Керен Климовски деталями быта, мелочами безусловно указывает – речь идёт о современной России, например, начала нулевых…

Взрослому зрителю в пробле- мы, о которых речь идёт в постановке «Мой папа – Питер Пэн», долго вникать не нужно. Такие «питеры пэны» – бегающие от ответственности как от огня молодые мужчины – отнюдь не редкость. Молодым же зрителям полезно вдуматься в суть происходящего на сцене, чтобы начать учиться отличать обаяние мнимой свободы от умения заботиться и защищать, способность говорить красиво от способности поступать красиво и правильно, видеть разницу между самовлюблённостью и самопожертвованием.

Интересно, что все актёры-мужчины, занятые в спектакле, а также сам Герман Авеличев ещё не испытали счастья отцовства. И вопрос о том, каким должен быть папа и каким быть не должен, решают чисто теоретически. Но в правильном направлении.

Как признался актёр Николай Тирищук, ему волей-неволей приходится оправдывать своего героя в собственных глазах. Может быть, поэтому Папа в его исполнении немного чересчур обаятельный негодяй? Впрочем, в некоторых сценах звериная, скотская сущность «вечного мальчика» всё же прорывается – и сыграны эти сцены просто замечательно. Нет, вряд ли захотят юные зрители стать таким, как Папа. И правильно.

Замечательно справились со своими задачами Игорь Смирнов и Никита Лазарев. Интересно, что они играют одного и того же человека – только взрослого и ребёнка. И зритель видит, что может сотворить безответственный взрослый, какие травмы оставить в душе ребёнка, как искалечить его будущее…

Отметим прекрасную работу Валерии Самариной – её Мама, отчаянная, замученная, уставшая – так трогательна и так беззащитна. Причём актрисе настолько удалось вжиться в роль, что по окончании спектакля хочется спросить у неё (не у Валерии, а у Мамы): почему же вы не ушли от мужа, почему позволили ему растоптать и вас, и сына; неужели так слепо любили? Ответ на этот вопрос, кстати, зрителю предстоит найти самому – в размышлениях по окончании спектакля. В том, что этих размышлений не избежать, можно быть уверенным.

Герман Авеличев обозначил жанр спектакля как «Психологическая расстановка». Ну что ж, к такому подходу в каком-то смысле вынуждает сама пьеса, где есть и размышления повзрослевшего Рассказчика, и его диалог с самим собой…

Удалось ли режиссёру в полной мере осуществить свой замысел? Наверное, нет. В том числе потому, что любой спектакль по сути своей – почти психологическая расстановка, человек в предлагаемых обстоятельствах. Герои «Мой папа – Питер Пэн» находят одни ответы на вопрос «почему же так случилось», возможно, зрители найдут другие варианты. Главное в другом – эта постановка никого не оставит равнодушным. Она очень жизненная, любой взрослый сможет вспомнить похожую историю: «Да, так с дочкой подруги было» или «Вот у коллеги на работе сын такой, беда, а не сын»… Но реальная жизнь – суровая штука. Она однозначно отвечает на вопрос, вынесенный в заголовок этой рецензии. Авторы спектакля «Мой папа – Питер Пэн» не столь категоричны. И это тоже правильно.

Любовь БЕРЧАНСКАЯ

Фото: Алексей Воронин

Об авторе

Любовь Берчанская – филолог, журналист, более 13 лет освещающий культурные со- бытия во Владивостоке и Приморье, член жюри региональной театральной премии имени народного артиста СССР Андрея Присяжнюка. Работала в газете «Владивосток», её материалы печатались также в «Музыкальном журнале» (Санкт-Петербург), журнале «Страстной бульвар», журнале «Окно в АТР», в «Российской газете» и других изданиях.