Забудьте про ботокс: известный врач из Владивостока рассказала о красоте

25 августа 01:07
Фото: предоставлено И.Н. Голещихиной

Забудьте про ботокс: известный врач из Владивостока рассказала о красоте

Санкционное давление Запада затронуло многие сферы экономики, но в России довольно умело приспосабливаются к новым условиям. Хватит ли красавицам гиалуроновой кислоты и есть ли чем бороться с морщинами, в интервью «Золотому Рогу» рассказала врач косметолог, эксперт Росздравнадзора Ирина Голещихина.

— Ирина Николаевна, людей тревожат санкции, особенно затрагивающие сферу медицины, лекарственного обеспечения. Косметология — не жизненная необходимость, но практически всем хочется хорошо выглядеть. Есть ли сейчас проблемы с поставками зарубежных препаратов, которые применяются в косметологии?

— С нами остались большинство компаний-поставщиков. Это приятно. И французы, и немцы — с нами, мы получаем те же препараты, с которыми и раньше работали.

Действительно, когда начали вводить антироссийские санкции, страх был. Мы сразу активнее начали интересоваться, что выпускают именно в России. Поразительная история: я нашла несколько прекрасных препаратов, и сегодня мы включили их в линейку тех средств, которыми мы работаем. Например, потрясающее средство, которое замечательно восстанавливает ткани после инвазивных процедур. Это инъекции, которые можно делать в рубцы, лечить их, восстанавливать кожу. Есть препараты, которые могут заменить нам биоревитализанты — две или три линейки легко можно найти.

И мужчины, и женщины, будут оставаться красивыми с нашей помощью — это 100%.

— Из препаратов для красоты и молодости, пожалуй, больше всего на слуху ботокс — американский препарат, который помогает бороться с морщинами.

— Они нас бросили. Но у нас в стране зарегистрировано ещё шесть препаратов на основе ботулинического токсина типа А, и два из них — российские. Ботокс — один из первых препаратов, который появился на рынке. Это один из любимых препаратов косметологов, но его нет больше.

Хорошо, что вы спросили об этом. Если вам предлагают сделать ботокс, точно знайте, что он — «серый». Грусть в чём всей этой ситуации? Усилился «серый» рынок. Его стало ровно в два раза больше. Все хотят привезти в чемоданах неизвестно что.

Если сейчас пациент обращается не в лицензированную клинику или салон, где есть лицензия по косметологии, есть большие шансы получить именно «серый» препарат.

Буквально на днях мы разбирали случай, когда даме в губы был введён препарат, который содержал просто куски полиэтилена.

— «Куски полиэтилена» — это образно? Речь о каких-то молекулах?

— Нет, это прямо кусочки плотные. Препарат был введён, и через два месяца у пациентки возникли уплотнения. То есть в шприце было что-то другое, не гиалуроновая кислота. Есть же разные препараты на основе полиакриломидного геля — они вызывают образование гранулём. Именно такой случай и произошёл.

При этом, как утверждал косметолог, вводили препарат достаточно известный, тот, что на слуху. То есть это был тот самый «серый» препарат: косметолог купил его не у официального дистрибьютора.

— Врач сам не понимал, что вкалывает?

— Косметолог был уверен, что это хороший препарат. Ни один доктор не хочет получить осложнения, но доктор хочет сэкономить. И… бывает, покупает препарат не у официального дистрибьютора.

— Как сильно выросли цены на косметологические услуги?

— Мы в своей клинике не поднимали цены ни на один препарат. Ботулотоксины, филлеры — стоят, как и в начале года. Мы немного поднимали цены на швейцарскую плазмотерапию, поскольку поставщики сразу перестраховались и подняли расценки тысяч на пять-семь. Но потом мы вновь опустили цену.

— Так поступили все ваши коллеги?

— Могу говорить только за себя. Недавно пришла женщина, рассказала, что препарат, который у нас стоит 17 тысяч рублей, в другой клинике ей предлагали за 28 тысяч. А я, замечу, не только врач, но и бизнесмен: наша цена позволяет окупить процедуру. Пациентка была, конечно, удивлена такой разнице.

— Всем хочется хорошо выглядеть. Если не касаться вопросов правильного питания, режима дня и физической активности… Что может современная косметология?

— Современная косметология поражает своими технологиями, и они всё время развиваются.

Есть аппаратные методы — они дают возможность иметь красивую, ухоженную кожу. Когда даме хочется стать более привлекательной, она идёт к визажисту и получает эффект «минус десять лет». Ровная, красивая, гладкая кожа — сейчас косметология способна давать эффект как после профессионального макияжа.

Есть технологии как инъекционного, так и аппаратного лифтинга — это гладкость, выравнивание цвета и пор.

Мы никогда не уйдём от своего возраста, он проявляется в глазах, в мимике. И уж женщины — с точностью до одного-двух лет — всегда определят, сколько другой лет. Но одно дело, когда ты в своём возрасте гармонично ухожен, другое — когда совсем не ухаживаешь за собой. Хотя это тоже выбор человека, и я абсолютно нормально отношусь к тем, кто выбирает жизнь без косметологии.

Но для многих отражение в зеркале — это настроение. И сегодня косметолог за небольшие деньги может много чего сделать, это не так дорого, как может казаться.

— Кроме лица, с чем работают косметологи?

— Тело! Сегодня это тренд. Косметология с лицом работает давно, и, что называется, кто хотел — уже «все там». А с телом всё сложно. Лицо достаточно быстро восстанавливается — там много волосяных фолликулов, и мы можем делать агрессивные процедуры. С телом сложнее: кратность процедур меньше, эффективность ниже. С телом, конечно, надо профилактировать старение, а это уже никуда не деться от здорового образа жизни — еда, вода и так далее.

Сегодня мы много чего хорошего можем сделать с телом. Можем работать с подкожно-жировой клетчаткой, с мышечной тканью, с кожей на теле. Это всё разные аппараты и разные методы.

— Что сейчас модно, чего хотят люди от косметолога? Скулы, губы?

— Каждая клиника выкристаллизовывает своего пациента в зависимости от запросов. Это называется «уникальное торговое предложение». В своей клинике я выбираю всё-таки натуральность, ухоженность.

— Какой процент мужчин обращается к услугам косметологов?

— Хотелось бы побольше. Я обожаю, когда ко мне приходят мужчины. Они, как правило, всегда верны одному специалисту — в отличие от женщин, которые пытаются искать, выбирать.

Пока пул мужчин — процентов 15-20.

— Это мужчины в возрасте?

— Есть группа метросексуалов. Обожаю этих людей — они такие, можно сказать, нарциссы, но они прекрасны в своих желаниях выглядеть хорошо. А есть взрослые мужчины, которые хотят уже что-то поправить. К сожалению, в этом случае они, как правило, немножко опаздывают со временем.

Но у мужчин, в отличие от женщин, эффективность косметологических процедур выше. Сально-волосяных фолликулов больше, кожа толще, «ответ» лучше. Поэтому очень приятно с ними работать.

— Если к вам придёт девушка лет 25-ти — молодая, прекрасная, но ей не нравится её внешность, что можно предпринять?

— Я же могу подумать, что это дисморфофобия (психическое расстройство, при котором человек чрезмерно обеспокоен своей внешностью — прим. ред.). Ведь каждая девушка в 25 лет прекрасна!

Что может не нравиться? Я фотографирую такую пациентку и вместе с ней разбираю, что не нравится. Иногда это какая-то светотень, иногда это проблемы стоматологические, даже ортодонтические — тогда могу порекомендовать обратиться к грамотному ортодонту. Иногда это проблемы качества кожи — может быть в этом возрасте угревая болезнь или рубцы пост-акне. Иногда — цвет: белокожая девушка, поверхностные сосуды, быстро краснеет.

Но, если говорить о скулах и губах — как правило, это не самое главное. В этом возрасте все прекрасны. Врач косметолог может только расставить акценты.