Юрий Трутнев рассказал о центрах военно-спортивной подготовки

27 сентября 07:46
Фото: 1MI
Вице-премьер — полпред президента РФ в ДФО дал интервью «Российской газете», в котором рассказал о поручениях главы государства по созданию центров военно-спортивной подготовки и патриотического воспитания молодежи.

Президент России Владимир Путин утвердил перечень поручений по созданию центров военно-спортивной подготовки и патриотического воспитания молодежи. С идеей их организации выступил Общероссийский союз общественных объединений «Российский союз боевых искусств». Зачем нужны такие центры, кого и чему в них будут обучать, «РГ» рассказал сопредседатель союза, зампред правительства — полпред президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев.

 

— Юрий Петрович, как возникла инициатива?

— Российский союз боевых искусств (РСБИ) существует уже 17 лет, в нем только тренерского состава 150 тысяч человек по различным спортивным единоборствам. Без какого-либо сомнения, это сильнейшее объединение единоборцев в мире.

Бойцы РСБИ 585 раз занимали первые места на чемпионатах мира и Европы. В мире всего два раза проводились игры боевых искусств — в Пекине и Санкт-Петербурге, и оба раза российская сборная с разгромным счетом заняла первое место.

Занимаются боевыми искусствами под эгидой РСБИ 5 млн человек по 69 видам единоборств и боевых искусств. У союза 79 филиалов в разных регионах — от Калининграда до Владивостока. Эта система направлена на создание условий для занятий спортом, но в рамках всех секций ребят учат не только хорошо бить или бороть противника, их учат быть патриотами, учат любить Родину. В этом отношении союз боевых искусств по факту патриотическое объединение. У нас «шатающихся» и «качающихся» личностей не приветствуют.

При этом наша общность называется Российский союз боевых искусств. А слово «бой» сегодня несколько изменило свою интонацию, по-другому стало восприниматься в обществе. РСБИ должен отвечать за это слово в своем названии, поэтому мы с Сергеем Владиленовичем Кириенко (сопредседатель РСБИ, первый заместитель руководителя администрации президента РФ. — «РГ») обратились к президенту с предложением дополнительно акцентировать подготовку в рамках союза на патриотическом воспитании, а также использовать имеющуюся структуру для подготовки молодых людей к защите Родины. Вот, собственно, такая идея.

— Как это будет выглядеть? Просто введут дополнительные уроки в спортшколах?

— Пока предложение не было поддержано, мы широко это не обсуждали. Но сейчас обязательно проведем президиум союза, соберем руководителей территориальных отделений, посоветуемся, как действовать, и подготовим программу.

Понятно, что сегодня на полях сражений ни приемы самбо, ни удары карате не создадут существенного преимущества. Но физическая подготовка дает дополнительные возможности победить. Это имеет большое значение в подготовке к службе в армии.

Как воспитывают единоборца в России? Под лозунгом, что «движение назад невозможно». Я видел своих друзей на соревнованиях, которые с тяжелой травмой продолжали бой, продолжали атаковать. Да вы знаете пример наших олимпийцев, когда ребята с травмами умудрялись выигрывать. Дух важен? Конечно, да. Мне кажется, что именно на морально-волевых, патриотических качествах надо усиливать акцент.

Союз боевых искусств с точки зрения специализации все-таки достаточно сложная организация.

Да, есть карате, самбо, дзюдо, кикбоксинг и многое другое. Есть и практическая стрельба, которая уже ближе находится к понятию защиты Родины. Мы можем в рамках союза боевых искусств развернуть системы подготовки, связанные с оказанием медицинской помощи. Дать начальный курс. Сегодняшняя действительность выявила новые вызовы. Например, управление беспилотными летательными аппаратами. Можем мы это сделать? Конечно, можем.

Глава государства дал поручение всем силовым структурам оказать нам содействие. И мы каждый шаг будем сверять с минобороны, с Федеральной службой безопасности, с Росгвардией, МЧС. При этом я исхожу из того, что сейчас нет времени раскачиваться. Ребята сражаются за нашу страну, и мы обязаны им помогать чем можем. Каждый гражданин страны обязан помогать. И чем быстрее мы эту подготовку активизируем, чем быстрее ее интегрируем с той работой, которая сейчас будет в том числе вестись в рамках дополнительной мобилизации, тем будет правильнее. Может быть, физическая подготовка и навыки спасут чьи-то жизни.

Мы прекрасно понимаем, что сейчас взять и мгновенно по всей стране создать полноценную структуру военно-спортивного, патриотического воспитания — малореалистичная задача. Нужна материальная база, нужно изменить саму структуру подготовки. В общем, есть чем заниматься.

Мы готовы в течение года развернуть пилотные центры в 7-10 регионах. Сейчас мы будем определяться, где именно. Важнейшее значение будет иметь желание губернаторов создать такой центр. Потому что мы не сможем на всех территориях делать это сами. Там, где губернатор готов эту работу фактически возглавить, это здорово. Там, где нет, пусть ждут потом.

Думаю, что создадим по центру в каждом федеральном округе. Будем максимально тщательно относиться к выбору пилотного региона. Это не будет назначением сверху. Уверен в том, что будет конкуренция за то, чтобы оказаться в числе пилотных регионов. Потому что это честь — учить молодежь защищать Родину. И мы ровно так к этому будем относиться.

Конечно, принимая решение, будем оценивать состояние филиалов РСБИ, их потенциал. Постараемся это делать быстро. Но все равно этапов будет два. Первый — разворачивание сети пилотных центров подготовки. Второй — тиражирование на страну.

В том, что мы сейчас делаем, новым является только использование структуры союза, потому что она готова. Нельзя ставить РСБИ отдельно, а подготовку к защите Родины — отдельно. Это неправильно. Наша работа должна быть частью общей системы подготовки, которую ведет минобороны, например, в рамках той же Юнармии. Мы должны стать частью этой работы.

Все это уже было. Я в детстве в районном центре тогда еще Пермской области учился в военно-спортивном лагере и прекрасно это помню. Там стреляли, разбирали автоматы, занимались физической подготовкой, сдавали ГТО. Сейчас это возрождается силами минобороны в рамках центров «Авангард». Мы можем этому помочь? Конечно, можем. И должны.

— Почему именно сейчас?

- Потому что резко повысилась востребованность именно патриотической, спортивной, специальной подготовки. Мне приходилось встречать много людей, которые спрашивали: можно ли как-то попасть в военно-патриотический лагерь «Авангард»? Причем не только мальчики, но и девочки приезжают оттуда с круглыми глазами: это было так здорово! Подавляющее большинство молодежи воспринимает то, что происходит, давление на страну так, как должны воспринимать. Со встречным желанием всем показать, где раки зимуют. И мы этим ребятам должны дать возможность реализовать свое желание, стать сильнее. Чувствовать, что они могут защитить нашу страну.

— На какой возраст рассчитана подготовка?

— Мы будем это обсуждать, пока исходим из того, что подготовка будет начинаться в 14 лет. Верхнее ограничение я бы вообще не ставил. Человеку нельзя по возрасту запретить быть патриотом. У нас есть люди старше 50-60 лет в прекрасной физической форме, которые поддерживают ее и искренне любят свою страну. Таких людей в РСБИ очень много. Тренеры и ветераны, которые и преподают, и сами стараются заниматься.

— На какое время будет рассчитан курс подготовки?

— Мы бы хотели сделать иерархическую систему, как с поясами, потому что человеку важно расти, совершенствоваться. Если мы просто дадим курс и, скажем: слушай, вот тебе полугодовая или годовая подготовка и свободен, мне кажется, это захлебнется. Системы не будет. Совершенствоваться надо постоянно. Завтра надо быть лучше, чем сегодня. Хотя пояса, конечно, применять не будем. Что-нибудь свое придумаем.

— Сами готовы уроки проводить?

— Готов, и даже не только карате киокушинкай. Я вырос в поселке, со всех сторон окруженном тайгой, имею практический опыт выживания в трудных условиях. А еще могу немного про снайпинг рассказать, практической стрельбой занимался.

Все-таки хочется вернуть РСБИ именно в лоно боевой подготовки, потому что это ментальность. Человек, когда он хочет быть сильным, старается уметь не только что-то одно. Большинство мастеров, которые преподают, обладают квалификацией в разных видах. Когда человек сильный, он чувствует ответственность, а она требует и умения обращаться с оружием, и навыков выживания.

Мы говорим о том, чтобы каждый человек, который любит страну, в которой родился, в сегодняшней непростой обстановке понимал свою ответственность за то, чтобы Россия была сильнее.

— Как центры патриотического воспитания будут со школами взаимодействовать, с Юнармией?

— Мы обязательно это «сошьем» с существующими молодежными движениями. Я отталкиваюсь от РСБИ, потому что у нас мало систем, которые работают в 79 субъектах страны на бесплатно, без какого бы то ни было централизованного финансирования, просто на энтузиазме, на желании людей. Кроме того, это 5 млн активных сильных ребят. И мы не можем допустить, чтобы они оставались вдали от страны, от ее вызовов, от того, чем мы сейчас все вместе должны заниматься.

— Учить в центрах будут бесплатно? Если да, то кто оплатит работу тренеров?

— Не очень простой вопрос, потому что никакого отдельного финансирования у нас нет, РСБИ — общественная организация. Но мы постараемся во всяком случае начинать всю эту работу бесплатно, потому что очень не хочется отсекать кого-то из желающих. Мне кажется, это будет немножечко странно, если к нам ребята будут обращаться, а мы будем говорить: вы знаете, денег на вас нет. Думаю, найдем кого-то, кто нас на этом непростом пути поддержит.

— Бизнес?

— Может быть, и бизнес, почему бы и нет. Бизнес тоже должен думать о том, как Родину защищать, никакого бизнеса без Родины не бывает.

— На ваш взгляд, стоит ли давать какие-то преференции спортсменам, например при поступлении в вузы? Такие инициативы не готовит союз?

— Что касается предложений об учете каких-то достижений при поступлении в высшее учебное заведение, считаю, что вы абсолютно правы. За значок ГТО, наверное, большие преференции давать не надо, все-таки по своей идеологии это то, чем должен практически каждый ребенок владеть. Но, например, звание «мастер спорта» точно должно оцениваться по-взрослому. Потому что человек продемонстрировал, что он может системно, долго заниматься, что он может преодолевать трудности. «Мастера спорта» просто так не получишь ни в одной дисциплине. Да, наверное, надо делать это.

Не назову фамилию, но один из руководителей нашего образования предыдущего периода, он сейчас не работает, я когда-то к нему обращался почти с этими же вопросами. Но мы так друг друга, к сожалению, не поняли.

— В детсадах ДФО уже не первый год действует программа раннего физического развития «Маугли», она охватывает уже более 8,3 тысячи детей. Зачем она нужна, мы же не бойцов из трехлеток растим?

— Поддерживаю эту программу с удовольствием. Малыши — это наше будущее. И тот вклад, который мы можем внести в то, чтобы они были здоровыми, счастливыми, веселыми, — это одно из самых важных дел, которые в жизни можно сделать. Я с программой «Маугли» познакомился по настоянию своего тренера по карате Александра Николаевича Алымова. Мы приехали в одну из школ, где шли занятия. Разговаривали с тренером, инициатором этой программы, а рядом малышня занималась. Я смотрел на них и потихонечку терял связь с реальностью. Какой-то мальчишка отжимался раз 50 без каких-либо изменений на лице, кто-то висел в уголке, какая-то девочка на бревне кувыркалась, кто-то на одной ножке приседал. При всем этом они брали на себя такую нагрузку, что, я вас уверяю, любой спортсмен высокой квалификации, выполнив то, что делали эти дети, стоял бы и вытирал пот со лба.

Я говорю: объясните мне, как вы заставляете их выполнять такой объем работы? Он на меня посмотрел с удивлением и ответил: Юрий Петрович, я их ничего не заставляю, они играют. Я посмотрел на эти игры, и мне очень хорошо запомнилась фраза, которую он мне сказал: «Задача не создать каких-то суперлюдей. Задача этой программы — сформировать костно-мышечный аппарат, который позволит человеку стать здоровым, гармонично развить внутренние органы, избежать каких-то нарушений роста. Задача — просто создать этим малышам возможность выйти в следующий этап своей жизни, из детства в юношество, абсолютно здоровыми, гармонично развитыми. А дальше пусть они сами решают, каким спортом заниматься».

Мне эта идея кажется очень правильной и гораздо больше нравится, чем сидение на таблетках. 98 процентов родителей положительно отзываются о работе тренеров и достижениях в физическом развитии детей, уровень общей организованности дошкольников повысился до 80 процентов. Заведующие детсадов отмечают, что у детей улучшились осанка, общее самочувствие.

У программы есть еще одна важная сторона — она мультиплицируется. То есть не один тренер уникальный, который может так тренировать детей, а они готовят тренеров, которые дальше это тиражируют.

Пока исходим из того, что подготовка будет начинаться в 14 лет

Понимаю, что не моя кафедра. Несколько лет назад я позвонил тогдашнему руководству минспорта и говорю: можете посмотреть и какую-то помощь оказать людям, чтобы это внедрялось? Отправили замминистра. Он приехал, посмотрел и начал задавать вопросы: а у вас есть такой-то сертификат, а такой? И надиктовал бедному тренеру, который детишек воспитывает, примерно полметра по толщине бумаги написать, утвердить, согласовать. С такими помощниками и врагов не надо, поэтому у нас иногда это все коряво выглядит.

— В школах Дальнего Востока еще внедряется программа по карате киокушинкай. Есть к ней интерес?

— Ко мне обратился один из моих коллег, чемпион мира по киокушинкай Хаид Мантаев, предложил развивать дисциплину в дальневосточных школах. Мы ничего силовым методом не продавливали, регионы сами заинтересовались. Такое одобрение дал ряд дальневосточных регионов, и такие занятия начались с 1 сентября. Мне кажется, что такие вещи почти невозможно насаждать директивным образом. Эти занятия проходят в рамках внеурочной деятельности. Занятия проводятся бесплатно. Этот проект в большей степени воспитательный и образовательный, чем даже спортивный.

А сейчас дополнительно прорабатывается вопрос о строительстве быстровозводимых модульных школьных спортзалов на территории Дальнего Востока в тех местах, где есть такая необходимость. Пока речь идет о 50 таких залах.

И что важно, эта инициатива идет не от власти, а от общественности. Когда возникают энтузиасты, которые умеют это делать, у которых к этому душа открыта, то наша задача — просто их поддерживать, не заставлять писать кучу бумаг. Важно, чтобы дети рано привыкали к спорту. Мне кажется, что потом это обязательно скажется на их жизни.