Над Приморьем проводят очередной чиновничий эксперимент

Над Приморьем проводят очередной чиновничий эксперимент
Новость

11 ноября 2014, 09:00
Под ударом в крае оказалась целая отрасль. Эксперты считают этот эксперимент просто вредительством, каким-то маниакальным безумством.

До конца года стройка в Приморье может стать колом. Не потому, что нет денег, а у инвесторов нет желания строить или препятствуют административные барьеры. Причина грядущего коллапса кроется в вводе Минэкономразвития режима «секретности» на работу профессионалов с крупномасштабными картами и планами. Приказ преткновения

Появление приказа №456-дсп 25 июля 2014 года «О внесении изменений в приказ Минэкономразвития России от 17 марта 2008 г. №01 «Об утверждении перечня сведений, подлежащих засекречиванию, Минэкономразвития РФ» как-то не насторожило приморских профессионалов строительного рынка. Тем не менее, суровая суть приказа постепенно начала до них доходить сама.

На сайте администрации Приморского края 26 сентября появилась лаконичная информация о том, что земельные участки отныне предоставляются по заявлениям «без приложения топографических съемок, схем расположения земельных участков масштаба 1:50 000 и крупнее».

В разъяснении со ссылкой на названный приказ Минэкономразвития говорится, что мельче масштаб не засекречивается, а крупнее - обязательно. Это касается буквально всех привычных размеров, с которыми ранее работали изыскатели, топографы, проектировщики, строители, заказчики и инвесторы - 1:500, 1:2000 и 1:5000. Поэтому всем им, кто желает работать дальше с таким картографическим материалом, «требуется лицензия на осуществление работ с использованием сведений, составляющих государственную тайну».

Такие лицензии на сегодня в крае имеют лишь крупные проектные организации - можно по пальцам перечесть. Другие проектировщики, организации геодезистов, землеустроителей и кадастровых инженеров их не имеют. А стоят эти лицензии дорого. Интересовавшиеся подсказывают - сейчас около 1,5 млн рублей. Многие представители мелкого бизнеса, которые работают в сферах, связанных со строительством, не потянут покупку этой лицензии. К тому же, в связи с остротой ситуации, продажа этих лицензий может стать еще дороже. А получение их - дело не одного дня, и компания может разориться, дожидаясь выдачи лицензии или возможного отказа.

Естественно, на муниципальном уровне «секретность» приняли к сведению и начали отрабатывать. Например, на уровне Управления градостроительства и архитектуры Владивостока известили проектировщиков, что «в связи с усилением режима секретности с 25 сентября 2014 года планшеты выдаваться не будут. Планшеты масштаба 1:500 в электронном векторном виде будут выдаваться ТОЛЬКО организациям, имеющим действующую лицензию УФСБ РФ по Приморскому краю на ведение работ со сведениями, составляющими государственную тайну».

Столкнувшись с внезапно появившейся секретностью, профессионалы строительного рынка стали вникать в упомянутый приказ Минэкономразвития, и - не поняли, с какой стати любимый ими картографический материал стал недоступным. В приказе, в частности, говорится, что все это сделано «в целях совершенствования системы защиты сведений ОБ ОСОБОРЕЖИМНЫХ ОБЪЕКТАХ РФ, критически важных объектах военной инфраструктуры РФ и в соответствии с Правилами отнесения сведений, составляющих гостайну, к различным степеням секретности, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 4 сентября 1995 г. №870…».

В дальнейшем Правила поправлялись и дополнялись. Но почему спустя почти 20 лет в перечень сведений, подлежащих засекречиванию, попала крупномасштабная картография, из текста самого приказа не понять, как и то, как режим «секретности» оказался перенесен на карты и планы под многочисленные объекты мирного назначения.

Специалисты теряются в догадках. Выясняют, что других регионов ограничения по доступу к картографии пока не коснулись (по крайней мере того же Хабаровского края), но по результатам эксперимента над Приморьем новая практика будет распространена на всю страну.

Применение приказа в таком виде, как оно началась, профессионалы считают просто вредительством, каким-то маниакальным безумством, поскольку засекретить крупномасштабную картографию сегодня уже просто нереально. Интернет давно наводнен подробными картами, схемами, планами, через Google любой при особой настойчивости чуть ли не в режиме реального времени может посмотреть участок земли, который его интересует, и увидеть на нем все до мелочей. Первые потери

Первым забило тревогу НП «Объединение геодезистов, землеустроителей и кадастровых инженеров Дальнего Востока». По его оценкам, нововведение «секретности» по краю членам партнерства только за один первый месяц обернулось прямыми убытками в размере 10 млн рублей. Плюс специалисты этих профилей оказались лицом к лицу с «запретом на профессиональную деятельность».

Попытки этого объединения добиться какой-то отмены «секретности» картографического материала крупного масштаба на местном уровне успехом не увенчались. Эти специалисты остаются без работы. Топосъемка в крае практически остановилась. Перейти к ней в режиме секретности - это неподъемно для компаний, в которых работает всего по 5-6 человек.

А на очереди - проектировщики и строители. Работать в условиях повышенной секретности планов и карт они тоже не готовы. Проектировщики в недоумении

- Сегодня я начинаю нести убытки, потому что заказчик не дает мне исходную информацию и не заказывают проекты, - говорит директор проектной фирмы «Аргус-Арт» Владимир ПРОКУРОВ. - Он просто не может для этого получить градплан под свою идею в городской архитектуре - она его не выдает. А без градплана невозможно запросить исходные данные для проектирования объекта и начать проектные работы по конкретной площадке.

Собираясь строить на своем участке, скажем, гостиницу на 100 мест, заказчик предварительно, подает заявку на техусловия и, получив их, делает свежую топосъемку участка в масштабе 1:500. Отдает ее в городскую архитектуру, и ждет, когда она на основе этой топосъемки выдаст градплан с учетом всех ограничений, дозволений и возможностей строительства на участке основных, вспомогательных и условно разрешенных объектов. Однако теперь, поскольку данные топосъемки засекретились, эта работа останавливается.

- Я председатель СРО «Некоммерческое партнерство проектировщиков Приморского края», в котором около ста организаций, - говорит Владимир Васильевич. - И не понимаю цели этой кампании по засекречиванию. Могу лишь предполагать. Объяснимо это, по-моему, только в трех случаях. Во-первых, это просто кем-то проплачено в своих интересах (может быть, это даже «происки империализма» из-за рубежа, который задался целью убить строительный бизнес в России). Во-вторых, сработала одна из двух наших извечных проблем - дураки. В-третьих, это просто охота на ведьм, в роли которых выбрана строительная отрасль. В итоге должны пострадать десятки тысяч людей, которые работают у нас в ней - это около 200 проектных, свыше 600 строительных компаний и около 200 предприятий стройиндустрии.

Четкого регламента работы в режиме засекреченной картографии, который обязателен для всех участников строительства, пока сверху не спущено. Ясно только одно, что без лицензии от ФСБ не обойтись.

Далее, предполагается, что каждой компании придется организовывать секретные части, оснащенные компьютерами с суперзащитой. Каждый такой компьютер сегодня стоит порядка 300-400 тысяч рублей. Плюс сейфы и пр. Пока свои секретные комнаты имеют лишь несколько приморских крупных проектных институтов. Остальным их обустройство станет «в большую копейку». Естественно, в дальнейшем должны будут вестись периодические проверки комнат представителями ФСБ - соблюдает ли компания режим секретности этих помещений.

Прикидки говорят, что проектной компании «за решетку» спецчасти придется посадить около половины своих сотрудников. Плюс обеспечить здесь же рабочими местами привлекаемых к работе над проектами узких специалистов из других компаний и организаций, запускать сюда же на каких-то строгих условиях представителей мелких заказчиков, которые не могут у себя организовать спецчасть для хранения и работы с картами и планами.

Проектным компаниям в 5-10 человек это будет просто не по силам, и они будут выкинуты с рынка!

Отработка режима секретности, по логике, не позволяет сегодня организовывать конкурсы на проектирование объектов госзаказа. Во-первых, потому что конкурсантов, имеющих лицензии и свои секретные комнаты, практически нет, а наличие лицензии ФСБ должно стать одним из условий таких конкурсов. А во-вторых, у муниципальной службы строительного заказа города пока тоже нет своей секретной части.

Каким-то еще непонятным образом должен быть отработан и секретный документооборот между всеми участниками строительства. Сегодня директор проектной фирмы начинает рисковать, что он неправильно передаст проект заказчику и этим нарушит гостайну, что грозит ему получением реального срока - от двух лет.

Опять же, передавая теперь готовый проект в городскую архитектуру на согласование, проектная компания может не получить его назад или получить, но с изъятием «секретной картографии». И как потом с таким проектом сможет работать заказчик!? Даже если предполагается строительство какого-то жалкого коттеджа!

Руководитель СРО проектировщиков предполагает, что в итоге проектировщикам, как древним зодчим, придется прямо на земле рисовать габариты плана, по которому будет строиться объект, и на пальцах объяснять заказчику и строителям, сколько и где надо будет вынуть грунта. И иначе как полным маразмом это назвать нельзя!

По его мнению, если секретность восторжествует окончательно, проектирование в крае железно остановится уже через три месяца. Затем должно остановиться и строительство. Несколько совещаний в узком кругу представителей краевой власти, изыскателей и проектировщиков не смогли родить каких-то предложений, как жить дальше. Несколько запросов участников регионального строительного рынка в Москву также пока ничего не дали.

Вроде бы все чувствуют, что с секретностью в данном случае явный перебор. Но ничего поделать не могут: приказ есть приказ. Хоть дурной, а выполнять надо, пока его абсурдность не родит другой приказ - отменяющий первый.

В этой драматической ситуации пока что выиграли только чиновники, которые вдруг оказались свободны от работы с заказчиками и проектировщиками: работа стоит, а зарплата идет.

Виктор КУДИНОВ. Газета «Золотой Рог», Владивосток.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter