Инвестиционный бум: зачем компании рвутся в Свободный порт Владивосток

Инвестиционный бум: зачем компании рвутся в Свободный порт Владивосток
Новость

19 декабря 2018, 13:41
В апреле было зарегистрировано около 450 резидентов СПВ, а 1 ноября их стало уже 912. Эксперт объясняет "феномен"

В апреле было зарегистрировано около 450 резидентов СПВ, а 1 ноября их стало уже 912. Эксперт объясняет "феномен"

Есть ли реальная польза Приморью от Восточного экономического форума (ВЭФ)? Восстановят ли корейские инвесторы приморские грязелечебницы? На эти вопросы «Дальневосточному капиталу» отвечает директор Приморского инвестиционного агентства Дмитрий ЯМЩИКОВ.

- Дмитрий, в этом году ВЭФ отличался еще более высоким уровнем международного представительства, подписаны инвестиционные соглашения на большие суммы. Приморское инвестиционное агентство также причастно к этой работе. Хочется заглянуть за кулисы - на конкретном примере узнать, как готовятся подобные соглашения?

- Пожалуйста. Могу рассказать, как готовилось соглашение о строительстве центра обслуживания грузовиков, с участием китайского инвестора. Изначально китайская компания намеревалась строить на территории Приморья склад для коробок передач грузовиков. Мы предложили сначала просчитать парк грузовых автомобилей в крае и определить потребность в замене этих агрегатов. Фактически - поставили инвесторов перед вопросом: «А вам это выгодно - хранить то, что ломается, но редко?». Конечно, мы могли отпугнуть инвестора, но в итоге было подписано инвестсоглашение, согласно которому китайские партнеры стали резидентами Свободного порта Владивосток, а их деятельность сопровождает Приморское инвестиционное агентство.

Они будут строить уже не склад автозапчастей, а центр обслуживания грузовиков. Инвесторы подключили к этому проекту других китайских производителей и намерены проводить полное сервисное обслуживание техники: от продажи и установки деталей до смены фильтров и масел. Грубо говоря, водитель приезжает, оставляет машину, и центр выполняет любой его запрос.

Со своей стороны мы сделали дополнительные предложения инвесторам, которые могли бы способствовать увеличению рентабельности проекта. В данном случае, зная, что администрация Владивостока имеет проблемы с качественным ремонтом автобусов MAN, мы предложили китайским партнерам найти соинвесторов с сертификатом производителя на обслуживание этой техники. В итоге в крае появилось несколько новых инвесторов, исчезла «головная боль» у администрации города с ремонтом автобусов, плюс повысилась безопасность грузовых перевозок, особенно «дальнобоя». Также выросла конкурентность местного рынка ремонта грузовиков, что приведет к снижению его цены и повышению качества.

- Что делает агентство, чтобы инвесторы, пришедшие на территорию края, не разочаровывались? Как, например, HYUNDAI ушел из проекта, оставив пустующее здание…

- Действительно, таких «памятников архитектуры» у нас в крае достаточно, и это до сих пор влияет на инвестиционную привлекательность региона. Что касается конкретного здания, сюда уже пришел «Доброфлот» - добросовестный инвестор, и мы уверены, что этот проект будет развиваться, и появятся новые рабочие места. Но в целом, задача не только привести инвесторов, но и сделать так, чтобы они хотели сюда возвращаться и снова строить, стала для нас приоритетной.

С одной стороны, бизнес готов инвестировать в край, но многие инвесторы, особенно иностранные, не знают нашей специфики, не всегда могут понять, насколько им это нужно.

На данный момент мы проводим работу по оцифровке информации о крае по отраслям и климатическим зонам. То есть, готовим ответ на вопрос: за счет каких возможностей мы можем привлечь инвестиции? И на этот вопрос мы уже даем свои решения. И мы также проецируем возможности Приморского края на особенности инвесторов и их потребности. То есть, мы не предлагаем Монголии, к примеру, построить у нас металлургический завод, а Китаю предлагаем, и они отвечают: «Хотим». У Японии одни интересы, у Китая - другие, у Кореи - третьи.

Например, корейские инвесторы хотят построить автовокзал рядом с границей. Нам это интересно, потому что такие автовокзалы работают по всей Корее, и это приведет к появлению новых заправок, инфраструктуры и даже гостиниц для дальнобойщиков.

А в Краскино до Великой Отечественной войны было 14 грязелечебниц: российская, китайская и корейские. Последняя из них закрылась в 1953 году, эти земли ушли в ведение Минобороны и сейчас возвращаются в гражданское пользование. Встретившись с корейской делегацией, мы рассказали, что была у нас такая история сотрудничества. Практически все для восстановления санаторно-курортного лечения на этой территории осталось, нужно только возобновить работу в этом направлении. И сегодня переговоры об этом ведутся, пусть не быстро, но заинтересованность есть.

- Что уже сейчас данная работа дает инвесторам?

- На сегодняшний день мы оцифровываем возможности всех 5 приморских климатических зон по логистике: портам, пропускной способности. Как это работает на практике? Поступило предложение от инвестора построить зерновой терминал на 40 млн тонн груза. А мы уже знаем, что пропускная способность железной дороги - 7 млн тонн максимум. Соответственно, встает вопрос, а остальные 33 млн тонн мы на машинах сможем перевезти? Ответ - нет. Также мы не сможем дать инвестору дополнительных 1,5 МВт мощности электроэнергии. То есть, мы реально понимаем, что этот вопрос сейчас нерешаем, но он будет решен в соответствии с инветпрограммой в 2020 году в другом районе Приморского края.

Плюс, таким образом мы избавляемся от заброшенных объектов, снижая потенциальные затраты тех, кто готов вложить в экономику края свои деньги.

- На ВЭФ совладелец «ТехноНиколь», одной из крупнейших в России производственных компаний, Сергей КОЛЕСНИКОВ высоко оценил условия для инвесторов с точки зрения налогов и права. Назвав их практически идеальными. Вы с этим согласны?

- Я согласен с тем, что в Приморье инвесторам, и российским, и зарубежным, сейчас очень много дается преференций, реально работают институты развития, действуют специальные режимы налогобложения. Простой пример. В апреле 2018 года было зарегистрировано около 450 резидентов Свободного порта Владивосток, из которых около 20% реализовало свои проекты. На сегодняшний день, несмотря на то, что ужесточены требования к резидентам Свободного порта в части соответствия проектов бизнес-плану и его этапности, на 1 ноября их стало уже 912.

С чем связано то, что только в последнее время стремительно выросло число желающих войти в этот проект? А с тем, что когда что-то заявляют тезисно, но нет территорий успеха - к таким предложениям относятся осторожно. А сейчас, когда проекты реализуются один за другим, к ТОРам, наконец, дороги подвели, несмотря на более жесткие условия использования земельных участков, возросло количество участников.

Поэтому на вопрос: правда ли, что у нас инвесторам лучше, чем у других? могу сказать - да, потому, что преференции, институты развития здесь работают.

- Насколько активно преференциальными режимами ТОРов и Свободного порта Владивосток в Приморском крае пользуются иностранцы?

- У нас нет различий в преференциях для иностранного и российского капитала. Но проекты, которые проработаны, в большинстве случаев - российские. Потому что зарубежная компания, прежде чем выйти на российский рынок, должна его изучить - обратиться в консалтинговую компанию. Поэтому единственная страна, у которой хорошо проработан вопрос инвестиций в Россию, - это Южная Корея. У корейцев работает специальная государственная структура, оказывающая помощь корейским компаниям в вопросе инвестиций. У них даже издана книга - справочник инвестора.

- В Приморье мы много слышим о китайских, японских, вьетнамских инвесторах, а о европейцах - практически ничего? Эта тенденция связана только с удаленностью нашего края?

- Европейцев, действительно, можно по пальцам пересчитать. Есть определенный интерес со стороны французов. Производственная компания из Австрии, вероятно, будет участвовать в строительстве канатной дороги на лыжной трассе в Арсеньеве. Постоянно прибывают делегации с ознакомительной целью из Европы. Недавно чехи приезжали, их интересуют рыбные ресурсы, строительство судов. Но Европа, действительно, очень далеко, и интересующие инвесторов проекты должны быть очень прибыльны.

- В чем отличие работы Приморского инвестиционного агентства от других подобных структур Дальнего Востока, например, Хабаровского края?

- Мы анализировали специфику инвестиционных агентств Дальнего Востока, и она, действительно, очень разная. Это связано с экономикой регионов, логистикой и местным законодательством.

В Хабаровском крае, к примеру, совсем другая схема работы с инвесторами. Инвестагентство там осуществляет сбор предложений от инвесторов и потом отдает их на сопровождение исполнительной власти: Министерству экономики. Кроме этого, в Приморском крае и Хабаровском - разное законодательство по государственно-частному партнерству. По работе с инвесторами в рамках ГЧП в Приморье Департамент экономики является уполномоченным органом, а в Хабаровском крае специально создано унитарное предприятие, работающее только по государственно-частному партнерству.

На практике предпринимателям легче обращаться не в государственную структуру, которая четко зарегулирована. Простой пример: письмо инвестора в Департамент экономики рассматривается до 30 дней. А обращаясь в инвестагентство, он получает ответ, который также идет от департамента, но в течение десяти дней.

- Перенос столицы Дальнего Востока из Хабаровска во Владивосток. На ваш взгляд, это оправдано?

- В любом случае, для инвестклимата Приморья это будет лучше. Большинство крупных международных и российских мероприятий проходит во Владивостоке. Получается, минимум 300 миллионов рублей в год вынимается из бюджета города автоматически, при том что он и так дотационный. И второй момент, если сюда переведут федеральные органы, скорость и глубина работы с инвесторами возрастет.

Дмитрий КОЖЕВНИКОВ.

Журнал "Дальневосточный капитал", декабрь, 2018 год.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter