Добровольная лесная сертификация - осознанная необходимость

Добровольная лесная сертификация - осознанная необходимость
Новость

20 февраля 2012, 23:55
Так считает Денис СМИРНОВ, руководитель лесной программы Амурского филиала Всемирного фонда дикой природы (WWF) России.

Так считает Денис СМИРНОВ, руководитель лесной программы Амурского филиала Всемирного фонда дикой природы (WWF) России.

Одной из особенностей ушедшего 2011 года для дальневосточного лесного сектора стал рост интереса лесопромышленников к добровольной лесной сертификации по стандартам Лесного попечительского совета (Forest Stewardship Council, FSC).

Посудите сами: в течение года по их инициативе состоялось четыре крупных совещания, посвященных проблемным вопросам сертификации, в которых участвовали руководители ведущих компаний лесного сектора – групп «Тернейлес», «Римбунан Хиджау», «РФП Групп», «Бизнес-Маркетинг», ООО СП «Аркаим», ЗАО «Смена Трейдинг». Причем, несмотря на независимый негосударственный характер сертификации по стандартам FSC, активную роль в проведении совещаний сыграли государственные органы управления лесным сектором.

Такой интерес столь консервативного сектора экономики к внешне «неприбыльной» и даже «убыточной» процедуре, выглядит странным. Ведь казалось бы, совсем недавно, в 2009 г., прагматичное отношение большинства дальневосточных лесопромышленников к лесной сертификации было четко сформулировано генеральным директором Приморской ассоциации лесопромышленников и экспортеров леса Павлом КОРЧАГИНЫМ: «Если за сертифицированную древесину будут платить на 20% дороже, мы будем сертифицироваться...».Цена или… другое

Но, по-видимому, цена не является единственным движущим фактором для компаний, желающих получить сертификат, ведь за прошедшие годы сертифицированная древесина с Дальнего Востока не стала стоить дороже по сравнению с обычной.

Чтобы понять их мотивацию, стоит вспомнить историю развития сертификации в России. Хотя в мире добровольная лесная сертификация по стандартам FSC появилась в 1994 г., первые сертификаты в нашей стране были выдана только спустя шесть лет в 2000 г.: на лесоуправление на площади 32712 га Косихинскому лесхозу в Алтайском крае и на цепочку поставок барнаульской компании ТОО «Тимбэ Продакшен», производящей из заготовленной здесь березы деревянные аксессуары для ухода за телом. Движущим фактором этой сертификации стало требование покупателя продукции – международной сети магазинов натуральной косметики The Body Shop International, выступающей поборником ведения экологически и социально ответственного бизнеса. Взрывоподобный рост сертифицированных площадей в России за последующие десять лет до почти 30 млн гектаров, как и в остальном мире, обязан прежде всего желанию сохранить и расширить круг покупателей в ситуации, когда все большее число мировых и региональных брендов приняли политику ответственных закупок древесины и бумаги.

На Дальнем Востоке пионером сертификации стало ОАО «Тернейлес» – головная компания одноименного приморского лесопромышленного холдинга, получившее сертификат на лесоуправление на площади 1,4 млн гектаров в ноябре 2004 г. Это достижение стало немедленно фигурировать в отчетных и рекламных материалах основного партнера и совладельца группы «Тернейлес» – японской Sumitomo Corporation, заявляющей о стремлении в своей деятельности добиваться «симбиоза» социально-экономического развития и сохранения благоприятной окружающей среды.

В 2008 году к «Тернейлесу» присоединился второй «дальневосточник» – ОАО «Приморский ГОК», которое вместе с сертификатом на лесоуправление (49 тыс. га) получило и первый в регионе сертификат на цепочку поставки (т. е. возможность продавать свою продукцию как сертифицированную). Осенью 2009 г. процесс сертификации в регионе перешагнул за пределы Приморья – один из флагманов лесного комплекса Хабаровского края ООО СП «Аркаим» получило сертификат FSC на лесоуправление на своей аренде площадью 1,1 млн гектаров одновременно с сертификатом на цепочку поставок продукции. Пиломатериалы и круглый лес «Аркаима» стали первой древесной продукцией с Дальнего Востока, экспортированной с сертификатом FSC, причем не только на традиционные азиатские рынки (в Южную Корею и Японию), но и в Европу.

В 2010 г. общая площадь сертифицированных лесов на Дальнем Востоке достигла 3,7 млн гектаров за счет сертификации всех компаний, входящих в группу «Тернейлес». В этом же году работу по подготовке к сертификации начал самый крупный дальневосточный лесопромышленный холдинг «РФП Групп», объединяющий более 25 предприятий. Руководство холдинга планирует сертифицировать весь лесной фонд, арендуемый принадлежащими ему предприятиями в Хабаровском крае, Амурской области и Приморском крае общей площадью 6,4 млн гектаров и разрешенной годовой вырубкой 4,5 млн куб. м.

В то же время предоставляемые FSC возможности интересуют не только таких гигантов, но и небольшие дальневосточные компании: в последнем квартале прошлого года о планах получить сертификат заявила одна из амурских компаний, в аренде у которой находится всего 23 тыс. гектаров лесов.

Нельзя не отметить то обстоятельство, что все участвующие в процессе сертификации дальневосточные компании реализуют проекты по наращиванию деревообрабатывающих мощностей (производству шпона, клееных пиломатериалов, ДСП и др.), что определяет их интерес к выходу за пределы азиатских рынков, чему в немалой степени может способствовать наличие сертификата FSC. Интерес групп «Тернейлес» и «РФП Групп» к сертификации может быть увязан и с тем фактом, что кредиты для реализации их инвестиционных проектов были предоставлены Японским банком международного сотрудничества (Japan Bank for International Cooperation, JBIC) и The Bank of Tokyo-Mitsubishi UFJ, Ltd. Оба этих банка взяли на себя обязательства следовать принципам ответственного финансирования проектов, выполнение которых либо устраняет, либо минимизирует негативные социальные и экологические последствия от реализации проектов. О необходимости устойчивого лесоуправления как об одном из условий кредитования заявляют также Международная финансовая корпорация (IFC) и Европейский банк реконструкции и развития (EBRD), рассматривавшие заявки на финансирование проектов в дальневосточном лесопромышленном комплексе.

Сертификат FSC может быть использован и в качестве инструмента для преодоления торговых барьеров, возникающих в связи с принимаемыми в США и странах Европейского Союза законодательными актами (уже действующими поправками к американскому Закону Лэйси и вступающими в действие в 2013 г. европейскими Правилами регулирования оборота древесины), призванными предотвратить поступление на их рынки незаконно заготовленной древесины.В поисках компромисса

Одновременно с активным вовлечением дальневосточных лесопромышленников в процесс FSC все отчетливей становится разница во взглядах на сертификацию между ними и неправительственными природоохранными организациями. Первые рассматривают сертификацию в виде механизма, фиксирующего соответствие их менеджмента основным требованиям действующего законодательства. При этом основной составляющей «цены» сертификата являются расходы на аудит. В то же время ведущие экологические НПО (WWF, Greenpeace), участвовавшие в создании и раскрутке FSC, считают, что в большинстве случаев природоохранные нормы российского законодательства выполняются формально, на бумаге, и для достижения установленной FSC планки промышленники должны пойти на серьезное изменение практики лесопользования. По их мнению, переход к устойчивому лесоуправлению должен включать: отказ от дальнейшего экстенсивного освоения малонарушенных лесов и внедрение интенсивного лесопользования на уже освоенных территориях, расчет реальной неистощительной лесосеки, использование щадящих «несплошных» методов рубок, добровольное выведение из рубок лесов высокой природоохранной ценности, выявление и сохранение мест обитания редких и исчезающих видов. Понятно, что такая «цена» за получение сертификата FSC представляется большинству дальневосточных лесопромышленников чрезмерно высокой.

Именно эти разногласия оказались в фокусе прошлогодних встреч, на которых лесопромышленники говорили о необоснованности требований стандарта FSC в его российской интерпретации и их противоречии действующему законодательству. Впрочем, приведенные аргументы не смогли убедить Российскую рабочую группу FSC, отвечающую за разработку национального стандарта, в необходимости внесения в этот документ предложенных изменений.

Не исключено, что, оценив трудности сертификации по стандартам FSC, дальневосточные лесопромышленники обратятся к менее требовательным схемам. О возможности такого решения говорилось на совещаниях в Хабаровске, где рассматривались «альтернативные предложения в сфере услуг по добровольной лесной сертификации и независимому подтверждению легальности лесопродукции». Тем более что подобный опыт в нашем регионе уже имеется. Так, в середине 2000-х в Хабаровском крае аудиторской компанией SGS в партнерстве с Дальневосточным Центром лесной сертификации активно продвигалась Программа подтверждения легальности лесопродукции (VLTP), предусматривавшая выдачу сертификатов двух уровней. В ответ на введение в 2006 г. правительством Японии политики ответственных закупок древесины для государственных нужд Ассоциация «Дальэкспортлес» начала выдавать для своих членов «сертификаты легальности заготовки и поставки лесоматериалов на экспорт». Отметим, что в начале процесса Ассоциация «Дальэкспортлес» и партнерская Японская ассоциация импортеров леса заявляли о том, что внутренняя система сертификации является лишь промежуточным шагом и будут прилагаться усилия к сертификации по одной из международнопризнанных схем, в т. ч. FSC.

Сомнительно, что такие альтернативные решения дадут требуемый эффект в связи с невысоким доверием в мире к многочисленным «суррогатным» схемам сертификации, находящимся под постоянным огнем критики со стороны ведущих природоохранных НПО. Так, программа VLTP, оказавшаяся в числе оценивавшихся Greenpeace семи используемых в мире систем верификации легальности происхождения древесины, была охарактеризована как «неадекватная, требующая улучшения по большинству критериев».

Одно ясно – уже в ближайшее время ведущим дальневосточным лесопромышленным компаниям придется определяться с тем, как доказывать свою «экологическую и социальную ответственность» перед покупателями, инвесторами, акционерами: с сертификатом FSC или без него. Просто игнорировать растущее внимание к вопросам сохранения и использования лесам со стороны общества и государства уже не получится.

Досье "ДК"

FSC – международная некоммерческая организация в форме ассоциации, целью которой является содействие экологически ответственному, социально ориентированному и экономически устойчивому лесопользованию и управлению мировыми лесными ресурсами. Главным инструментом в достижении этой цели является лесная сертификация и маркировка сертифицированной продукции.

В FSC входят представители экологических и социальных организаций, коренных малочисленных народов, продавцов лесоматериалов, лесной промышленности, которые могут состоять в экологической, экономической и социальной палатах. Для системы управления FSC характерны равный вес в принятии решений каждой из указанных палат, демократичность и равенство.

По состоянию на начало 2012 г. по схеме FSC в мире сертифицировано 148,6 млн гектаров лесов, выдано свыше 22 тысяч сертификатов цепочки поставок продукции. Площадь сертифицированных российских лесов составляет около 28 млн гектаров – это около 24% от всех арендованных лесов в России и 19% от площади сертифицированных лесов в мире. Рынок продукции с логотипом FSC оценивается в $40-50 млрд, или 10-12 % от всего рынка лесобумажной продукции.

«Дальневосточный капитал».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter