Лицом к лицу с Фемидой

Лицом к лицу с Фемидой
Новость

24 мая 2019, 10:43
Виталий Береговский: "Умение держать адвокатскую тайну не менее важно, чем знание закона"

Виталий Береговский: "Умение держать адвокатскую тайну не менее важно, чем знание закона" Виталий Береговский, без преувеличения, - известная в Приморье фигура и просто интересный человек. Адвокат, стоявший у истоков создания одного из первых в крае адвокатского бюро «Правовая конструкция». Юрист, отмеченный медалью «За защиту прав и свобод граждан» I степени, а также грамотами и благодарностями федеральных и местных органов власти. Борец за общественные интересы, реализовавший в крае несколько нестандартных проектов. «Дальневосточный капитал» говорит с Виталием Береговским о том, что представляет собой профессия адвоката, о нравственности в этой профессии и о его профессиональных тайнах. Досье «Дальневосточного капитала»: Береговский Виталий Юрьевич - Управляющий партнер Адвокатского бюро «Правовая Конструкция», адвокат с 1993 года. Бюро «Правовая Конструкция» специализируется на оказании услуг в сфере корпоративного права, морского права, рыболовства, налогового права, операций с недвижимостью, правового сопровождения банкротства, таможенного права. - Виталий, принято считать, что адвокатура - это не профессия, а призвание. А с чего у вас возникло желание стать адвокатом? - Вообще-то я мечтал стать следователем - начитавшись книжек, был полон романтики и поступил на юридический факультет ДВГУ. Позже понял, что мне гораздо ближе по характеру работа адвоката. Потому, что адвокат - независим. А деятельность бюро «Правовая конструкция» началась с того, что трое выпускников юрфака, в муках придумавших его название, 26 марта 1993 открыли дверь своего первого офиса-кабинета, почти без мебели, и в котором не было даже телефона. Так что первое время мы звонили с уличного телефона-автомата; как сейчас помню, с инвентарным номером 485, написанным черной краской. И помню, что первым иностранным клиентом у нас был американец, которому в разных местах рекомендовали одного и того же адвоката, но который пришел к нам, потому что был против монополии в любой сфере деятельности. - То есть вы стояли у истоков создания конкурентного рынка? - В какой-то мере да, но я не сторонник применения термина «конкуренция» в отношении адвокатов. Потому, что их должны выбирать не по ценовым характеристикам, а по профессионализму. Здесь несколько иная конкуренция, чем в торговле. - Довольно часто мы слышим от бизнеса, что все проблемы в России решатся, если у нас будет правовое государство. На ваш взгляд, что оно собой представляет? - Правовое государство - это когда все работают законно. Сегодня действующего законодательства хватает, чтобы решить почти любую проблему. Поэтому прежде, чем принимать новые законы, надо приучиться исполнять старые. И здесь высока роль судов, которые должны быть абсолютно независимы и неподкупны, роль которых как раз и состоит в обеспечении цивилизованного способа разрешения спорных ситуаций и недопущения неправовых методов достижения цели путем создания им реальной и эффективной альтернативы. - Что, на ваш взгляд, необходимо изменить, чтобы законы реально работали? - Во-первых, повысить правовую культуру бизнеса. Предприниматели должны обращаться к юристам, а не использовать неправовые методы решения вопросов, к которым относится коррупция. Во-вторых, наши граждане должны изменить привычку писать жалобы губернатору, президенту, «царю», в общем. У «царя» хватает других забот. Для этого существуют компетентные органы, к которым люди почти не обращаются. По большому счету, в вопросе создания правового государства огромную роль играет правовое просвещение, и здесь главная роль СМИ - популяризация удачного опыта, знаний, которые нужны нашим гражданам. И это первичные знания. - Эффективно ли коллективное обращение предпринимателей в суд, когда их права нарушаются государственным органом? - Эффективно, но этот инструмент фактически не используется. Нередко бизнесмен, выступая с иском в одиночестве, опасается поплатиться за свою смелость, например, попасть на встречную проверку со стороны госорганов. И в результате он часто вообще не подает в суд. Наказать же несколько организаций в случае массовой подачи исков - намного сложнее. Кроме того, когда один предприниматель выигрывает дело, это не особо влияет на судебную статистику, а значит в самой проблемной ситуации не возникает системных изменений. - Наверное, в решении подобных вопросов будут эффективны обращения в судебные органы от имени общественных объединений предпринимателей. Хотя, возникает вопрос, не воспримут ли со временем суды руководителей таких организаций как личных врагов? Возможно, это лучше делать, допустим, от имени адвокатских структур? - Адвокат не может по собственной инициативе или от своего имени выступать в защиту чьих-то прав. Предприниматели либо объединение предпринимателей должно само принять такое решение и после этого обратиться к адвокату. А дальше бизнес должен знать, что его исками занимаются квалифицированные юристы. - Наверное, такой подход и заставил вас заниматься общественной деятельностью? Когда меня спрашивают, зачем мне это надо, не всегда могу на это ответить. Это какая-то внутренняя потребность делать что-то необходимое для общества. При этом, выступая за общественные интересы, делаешь это и для себя. Я такой же член общества как остальные, и мне хочется, чтобы оно было удобным для проживания. Взять, например, борьбу с коррупцией. Есть мнение, что наиболее потерпевшая от коррупции категория населения - это мы - юристы, ведь взяточники отбирают наш хлеб. Чтобы дать взятку, не надо 5 лет учиться в университете, 15 лет получать практику, а достаточно просто знать определенный телефон, расценки и даже не вникать в суть вопроса. А вообще-то, общественная деятельность сродни адвокатской. Только в данном случае твоим клиентом является определенная часть общества, социальная группа. - Для целей борьбы с коррупцией и была создана «Антикоррупционная коалиция Приморья», которую вы возглавляли? - Да. Это было объединение общественных организаций. Уникальный проект, потому что данная организация, не являясь юридическим лицом, не только взаимодействовала с законодательной и исполнительной властью, заключив с ней соглашения о сотрудничестве, но и занималась законотворческой деятельностью. - Самый яркий пример эффективного объединения граждан на территории Приморского края и защиты их интересов - это разрешение ситуации, связанной с ввозом на территорию России праворуких японских автомобилей. Что наиболее запомнилось вам как одному из организаторов этого движения? - Самое большое наше достижение - это автопробеги с включенными фарами, которые были официальными. Естественно, когда писался закон о митингах, шествиях и демонстрациях, никто не думал, что он будет использован подобным образом. Но закон не запрещал автодемонстрации, и надлежаще подготовленная заявка на его проведение придала легитимность всем нашим акциям протеста. Этот опыт был распространен и на другие регионы. Наверное в целях предотвращения таких акций в дальнейшем в ПДД были внесены изменения и теперь все ездят с включенным светов фар. Теперь колонна протестующих выделяться не будет. - Да вы шутник! - А разве можно выжить без чувства юмора? - Адвоката часто воспринимают как человека беспринципного. Насколько этот стереотип соответствует действительности? - Во-первых, те, кто так о них высказываются, говорят совсем по-другому, когда им приходится обращаться к собственной защите. И в данной ситуации очень часто они сами просят пойти самыми хитрыми путями, лишь бы их интересы были защищены. Конечно, среди адвокатов есть немало нечистоплотных юристов - людей, которые своей единственной задачей видят вытягивание денег из клиента. Но это не профессия. Это срез общества. Такие же представители есть среди любых профессий. Что касается якобы безнравственности, здесь я не соглашусь. Меня и моих коллег часто спрашивают: как вы защищаете преступников? Но, с другой стороны, адвокат - это тот единственный, кто поможет человеку обосновать свою точку зрения в противостоянии с машиной государственных органов, которая ой как не безгрешна, и перемелет любого, кто попадет в ее жернова. Для адвоката же это просто работа. Он не обвиняет и не оправдывает, он представляет интересы. И вряд ли верно было бы считать более моральной позицию тех, кто линчует другого, не дождавшись решения суда, не разобравшись в обстоятельствах дела и доказательствах. Как говорится, не суди да не судим будешь. Врач же не ставит вопрос оказания им медицинской помощи больному в зависимость от соответствия морали поведения последнего. Все это не означает, что адвокат не имеет своего, человеческого, отношения к своим клиентам и их поступкам. - Какие чувства вы испытываете к людям, которые приходят к вам за защитой? - Желание помочь. Адвокат - это, в первую очередь, - «хэлпер». Настоящий адвокат работает для клиента. Он понимает, что есть интересы клиента, и он их должен защищать. Но здесь главное, в этом благородном чувстве - желании помочь, - не заиграться. Можно не заметить той грани, когда оказать помощь уже невозможно. Хочется, но закон этого не позволяет. Особенность работы адвоката состоит именно в клиентоориентированности и в способности противостоять системе. И здесь выходит на свет еще одна особенность характера адвоката: адвокат это тот, кто стремится побеждать, выигрывать. - То есть настоящий адвокат - это тот, кто всегда выигрывает? Здесь все не так просто, и я скептически отношусь к так называемым рейтингам адвокатов по соотношению выигранных и проигранных дел. Дела есть простые, и дела есть сложные. Не надо большого профессионализма, чтобы взыскать долг по нотариально заверенной расписке. И совсем иной уровень мастерства требуется, чтобы доказать, что твой клиент этих денег не брал. Один из десяти таких выигрышей много ценнее, чем девять из десяти легких побед. Или, скажем, если суд взыскал деньги с твоего клиента, но только те, что он на самом деле должен. Это проигрыш (Иск же хоть и частично, но удовлетворен) или победа? - Насколько важны личные знакомства в этой деятельности? - Важны. Когда тебя знают как квалифицированного специалиста к тебе более внимательно прислушиваются, потому что понимают - ты дойдешь до Верховного суда и докажешь свою правоту. По это причине я отказываюсь от дела, если оно заведомо проигрышное, несмотря на то, что клиент, хоть и предупрежденный о перспективах, все равно настаивает на его ведении. ТАКОЕ представительство - во вред и клиенту, и моей репутации. Однако подобных ситуаций не так много, и я до конца всегда стараюсь найти ту зацепку, которая позволит вытянуть безнадежное дело или минимизировать последствия проигрыша. Но РЕАЛЬНУЮ зацепку, а не обоснование того, что черное - на самом деле белое. - А кто обычно эффективнее осуществляет защиту интересов компании? Штатный юрист или «внешний» адвокат? - Это важный вопрос. Многим предпринимателям я бы рекомендовал понять разницу между юристом компании и адвокатом, и не выбирать между ними, а позволить им действовать совместно. Да, это будет дороже, но в сравнении с теми убытками, которые бизнес может предотвратить, это окупится. У этих двух представителей юридической профессии - разные функции, задачи и, что самое главное, разный профессиональный подход, разный способ юридического мышления. Они прекрасно дополняют друг друга. - Что вы считаете важным в профессии адвоката? - Умение держать адвокатскую тайну. Это не менее важно, чем знание закона. Адвокат даже в семье, с друзьями не имеет права рассказывать в деталях о своей деятельности. У меня, как и у большинства профессиональных адвокатов, есть профессиональная деформация - я любую информацию очень тяжело выдаю вовне. Даже если ее знают все: она опубликована в газетах или находится на плакатах на центральной площади. Я все равно ее не скажу, потому, что не имею на это права. - Как я знаю, недавно Вы возглавили комиссию по связям с государственными и общественными организациями Адвокатской палаты Приморского края. С чем будет связана эта ваша деятельность? - Конфликтные либо неурегулированные ситуации возникают не только между предпринимателями, но и между государством и адвокатурой. И системные моменты, которые мешают нормальной работе как госорганов, так и защиты, надо устранять. Этим мы и планируем заняться через проведение круглых столов, организацию общественных комиссий и других инструментов. - Это ваше единственное направление общественной деятельности в профессиональном сообществе? - Нет, не единственное. Еще есть проект Клуб адвокатов Приморья - площадка для неформального общения адвокатов Приморского края как на профессиональные, так и на отвлеченные темы. Сообщество в нем основано на членстве. Хотим сделать организацию сродни ранее существовавшим в России клубам, где можно будет провести время с коллегами. - Получаете ли вы удовлетворение от своей деятельности? - Да, получаю. Несмотря на то, что я 26 лет занимаюсь юрпрактикой, мне это до сих пор нравится. Бывают периоды, когда сильно устал, думаешь: пойду куда-нибудь юристом работать или куплю квартиру и буду ее сдавать. Но стоит клиенту принести какое-нибудь интересное дело, и все эти мысли куда-то пропадают. Дмитрий КОЖЕВНИКОВ Журнал "Дальневосточный капитал", май, 2019 год.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter