На заборе тоже написано: О чем уличное искусство Владивостока

На заборе тоже написано: О чем уличное искусство Владивостока
На заборе тоже написано: О чем уличное искусство Владивостока
25 июня, 12:16КультураФото: ИК "Золотой Рог"
Самый открытый, свободный и, в ситуации с коронавирусом, безопасный музей — это улица. Ежедневно на домах, заборах, подпорных стенах Владивостока появляются новые рисунки. Кто-то называет их вандализмом, кто-то искусством. Так или иначе, они образуют культурный код нашего города.

Прогуливаясь по улицам Владивостока, человек невольно становится участником большого художественного диалога. Никто не может избежать его или проигнорировать. Индифферентность — тоже ответ. Хотя стрит-арту не свойственна сложность образов, которая могла бы породить непонимание или безразличие.

Фото:ИК "Золотой Рог"

Стрит-арт — зеркало любого города. Он отражает болевые точки сегодняшнего дня, активен для диалога художника и публики, относительно дешев и быстросменяем. Почему Владивосток отменно хорош для развития уличного искусства? Ответ достаточно прост — географический рельеф и архитектурные решения создали крупномасштабное пространство для появления и развития стрит-арта. Только вспомните, сколько у нас подпорных стен, наземных и подземных переходов, арок и пролетов. Если Рембрандт рисовал картины на холсте, Рахманинов создавал свою музыку на нотном стане, Бунин писал книги на листах бумаги, то в распоряжение уличных художников Владивосток предоставил самого себя.

Среда формирует сознание — тезис, знакомый нам еще со школьной скамьи. В свою очередь уличные художники формируют нашу среду. Темы, которые они затрагивают в своих работах говорят с нами. Злободневный коронавирус уже отразился в серии граффити «Носите маску» на уличных пространствах Владивостока. Но кроме «трендов», есть так называемые «вечные темы владивостокского уличного искусства».

Людмила Гороховская совместно с Еленой Задворной провели целое исследование, в котором посчитали, с какими образами чаще сталкивается житель Владивостока или гость города. Как ни странно, морская тематика — не ведущий мотив. Но объяснить это можно тем, что море — визитная карточка не только Владивостока. Помимо нашего города прибрежностью славятся Сочи, Геленджик, Ялта, Петропавловск-Камчатский, Мурманск и другие. Большую любовь наши художники отдают уникальному, сильному и величественному тигру. Его во владивостокском уличном искусстве аж 29%.

Фото:ИК "Золотой Рог"

К слову, интересно не только то, какие темы уличные художники затрагивают, но и о каких не говорят. Если даже опустить тезис об относительной свободе этого направления в виду анонимности и закрыть глаза на откровенно незаконные тематики из серии оскорблений представителей власти и чувств верующих, пропаганды нетрадиционных отношений, порнографии. Но есть же темы социального значения, актуальные и общественно значимые, например, насилие над женщинами, инфляция, отношение с соседними регионами. Мешать искусство с политикой, экономикой или социальной сферой — дело десятого порядка. Этот абзац был нужен, чтобы показать, что наших уличных художников больше вдохновляют несколько другие мотивы, а те работы, что все-таки вступают в критическую полемику, живут недолго.

Перед крупными проектами уличные художники используют заброшенные здания как черновики. Уличные художники Владивостока отмечают, что срок годности живучего произведения — два года, после его закрашивает новая работа.

«Всего два года? Не может быть!», — удивятся многие. Да, здесь важно владеть терминологией, чтобы понимать разницу между паблик-артом и стрит-артом, и как они соотносятся с феноменом уличного искусства. Если совсем кратко, стрит-арт не поддерживается государством или другой сильной институцией, он независим, но и не защищен. Без протекции работы живут не так уж и долго. Вспомним «Черный квадрат» «Concrete Jungle» на Фокина, 4. Изначально работа была посвящена объединению. Однако власти города насторожились кулаку с призывом «Земляне, объединяйтесь», и в скором времени изображение закрасили. Теперь не менее эффектный «Черный квадрат» пополнил коллекцию местного паблик-арта. Вообще, этот пример имеет потенциал стать энциклопедическим в истории уличного искусства Владивостока, когда в диалоге художника и власти произошла трансформация работы стрит-арта в паблик-арт.

«В русскоязычной среде стрит-арт зачастую используют как синоним термина „уличное искусство“, и это ошибка. Природа этого замешательства на деле проста — она появилась из-за перевода. Более подходящим нашему „уличному искусству“ является западное понятие „urban contemporary art“. На деле, когда мы говорим об уличном искусстве, мы подразумеваем весь ряд художественных практик, что реализуют художники в городском пространстве. В него входят перформансы, граффити, неомурализм, искусство уличной волны, паблик-арт и стрит-арт» — Анна Михайлова, разработчик экскурсионного маршрута по владивостоксому паблик-арту «Музей под открытым небом».

Фото:ИК "Золотой Рог"

Объекты же «откровенной заказухи» приживаются плохо на улицах города. Однако стрит-артисты активно вступают с ними в диалог. К слову, это лучшее, что только может с ними произойти, ведь именно созданным диалогом произведение живо! В представлении владивостокцев еще живет пропагандистская работа «Остров Русский — Крым российский». С точки зрения техники, красок, шрифтов — проект слаб. Но в том же 2014 году, когда надпись только появилась, ее дополнили вопросом «Зачем?». А потом и ответом: «Мы своих не бросаем». Так, посредственная и откровенно провластная работа сделала большее, что должна и могла сделать — диалог власти и общества. А это уже результат, и это уже про искусство. Сегодня работы нет, избавились от нее практически на днях.

Стрит-арт сложен не только с точки зрения техники и креативности, перед художником стоит важная задача — уместить свой проект. Здесь важно рассчитать все: размер, характер места, его обитателей, климат, световое решение, отдаленность от центра и волнующие темы. Сегодня главные имена, двигающие уличное искусство Владивостока, — это группировки «33+1», «Да», «mural», «Concrete Jungle», Кирилл Крючков, Мария Никифорова, Павел Шугуров.

Музей под открытым небом открыт всегда и для всех. В наше время это самый лояльный и безопасный способ соприкоснуться с искусством. Всего то нужно выйти на улицу, надев маску.

Мария ТРЕТЬЯКОВА

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter