Приморский ученый неофициально посетил нефтяной терминал на Балтике

Приморский ученый неофициально посетил нефтяной терминал на Балтике
Новость

1 января 1996, 00:00
Весной прошлого года приморские власти по инициативе краевых депутатов посылали своих доверенных представителей на морской нефтяной терминал Балтийской трубопроводной системы (БТС) в г. Приморск.

Весной прошлого года приморские власти по инициативе краевых депутатов посылали своих доверенных представителей на морской нефтяной терминал Балтийской трубопроводной системы (БТС) в г. Приморск. Дабы удостовериться, насколько соответствуют действительности заверения представителей компании "Транснефть" о полной экологической безопасности морского нефтяного терминала БТС по перегрузке нефти в танкеры. С тем, чтобы попытаться рассеять обоснованные сомнения по безопасности терминала не в период строительства, а в период эксплуатации нефтяного терминала у нас в бухте Перевозной залива Петра Великого.

Один из отъезжающих спросил меня: "На что там особенно обратить внимание?" Я ответил, что официально-демонстрационная часть ничего нового, что было бы неизвестно из документов, не даст. Допустимые нормы выбросов при перегрузке 30 млн тонн нефти в танкеры 59 тыс. тонн приняты Государственной экологической экспертизой. А меры по предотвращению небольших разливов и утечек наверняка весьма эффективны. Но нормативные повседневные выбросы в атмосферу - 161 тонна в сутки - остаются как некая данность. (Так же как повседневные выбросы в атмосферу у нас в бухте Перевозной - 287 тонн в сутки по заключению той же Госэкспертизы.) Так же как остаётся в воде и часть разлитой нефти. Поскольку известно, что можно собрать нефть с поверхности воды, но та часть, которая осядет на дно и растворится в воде, будет разноситься по заливу прибрежными течениями. Посему и посоветовал: "А ты выйди за пределы охранной зоны морского терминала, найди местных рыбаков, жителей и расспроси их о том, что хорошего и плохого дал им терминал, хорошо или плохо им стало жить после 2001 г."

Но ни один из членов комиссии этого не сделал. Оно и понятно. Иначе отчетные реляции комиссии не были бы столь оптимистичными и столь радужными. А сам отчет мог стать основой для требований по экологической безопасности нефтяного терминала для Приморья.

В прошлом году мне удалось побывать в Санкт-Петербурге и встретиться с председателем правления Северо-Западного рыбакколхозсоюза. Председатель представил мне отчёты по уловам рыб в прибрежье Финского залива за последние годы. Уловы рыбы каждый год снижались вдвое. В этом году, по благотворительной акции "Аэрофлота" для детей-блокадников, я вновь приехал в город на Неве. И попросил детей своего старого друга свозить меня в г. Приморск, чтобы расспросить непосредственно местных жителей о влиянии на их жизнь морского нефтеперегрузочного терминала. Буквально все, даже работающие на терминале, говорили: "Сопротивляйтесь до конца!"

Начну с того, что я специально выбрал день, когда по метеопрогнозам ветер дул с моря на берег. Выходя из машины, я ощутил странный запах. Он преследовал меня и в пос. Ермилово (2-3 км к востоку от терминала), и в Приморске (4-5 км к западу). Не запах свежего морского воздуха, а что-то химическое.

Потом все местные жители подтвердили это и жаловались на сильный запах сероводорода. Экологические последствия этого явления можно было бы и предугадать. "Исчезла дичь, - сетовали мужики - не стало уток, лосей, зайцев". Сероводородный газ и сам по себе ядовит, но ведь при заправке нефтеналивных танкеров выделяются и бензол, и толуол - вещества, которые приводят животных к бесплодию.

Особенно сильный запах жители ощущают, когда загружаются танкеры без поглотителей газов (по 2-3 танкера в день). Заходил в воду. Вода чистая, прозрачная. "Так она мёртвая", - говорят жители. Аварийная служба по разливам налажена отлично, но часть нефти всё равно эмульгируется в воде или частично осаждается сорбентами на дно, а потом течениями разносится в разные стороны. Многие упоминали о метровом слое мёртвой рыбы на дне около строящегося тут же морского терминала для перегрузки "светлых нефтепродуктов". Но это, возможно, результат взрывных дноуглубительных работ.

Побывал на руинах недавно процветавшего местного рыбзавода. Однако даже стен не осталось. Другой рыбзавод в самом Приморске работал последний год, да и то на привозном сырье.

Естественно, я задавал вопросы и по социальным аспектам жизни местных жителей. "Не получили мы тех благ, что были обещаны, - говорили все - обещали золотые горы, а все деньги уходят в Петербург". Действительно, даже дорога вдоль берега залива из Сестрорецка в Приморск была с такими колдобинами, что у нашей машины погнулся диск колеса, из покрышки мгновенно вышел воздух и машину бросило в кювет.

Жители вспоминали "Энергомаш", который при намного меньших прибылях строил детские сады, дома, клубы: "А тут такие деньги, а городу - ничего". Для меня был важен и вопрос с рабочими местами на терминале. Жителям говорили: "Безработицы не будет". Оказалось, что местных берут на простые, грязные работы, а на более высокооплачиваемые места приглашают специалистов из Татарстана. Более того, сейчас на строительство нового терминала по перегрузке светлых нефтепродуктов нанимают только не местных, а узбеков - более дешёвую рабочую силу: нынче кто же пойдёт на 3-5 тыс. рублей в месяц.

Я могу понять людей, которым нечем кормить детей и семью и которые соглашаются на любую работу. Но я не приемлю соглашательства, основанного на безграмотности и рабской покорности местных администраций, отказа дарованного конституцией права борьбы за здоровье свое, своих детей, своего народа, за здоровую окружающую среду.

Часть дальневосточных ученых вдумчиво изучала материалы проектов строительства нефтяного терминала у нас в Приморье в бухте Перевозной. Их выводы и прогнозы по экологическим последствиям для залива Петра Великого совпадают с теми реальными бедствиями, которые наступили для обитателей всех уровней живого от терминала БТС вблизи г. Приморска. Почему администрации Хасанского района и Приморского края не используют данные своих же ученых для того, чтобы заставить наполовину частную компанию ОАО "Транснефть" изменить и условия эксплуатации морского нефтяного терминала, и его местоположение?

Сумели же буряты отстоять безопасность Байкала. А мы что меньше их любим свою землю?

Об авторе: Дмитрий ВЫШКВАРЦЕВ, кандидат биологических наук, почетный гражданин Хасанского района.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter