Путин лично нашел журналистку из Приморья среди сотен ее коллег: "Пожалуйста, Маша"

Путин лично нашел журналистку из Приморья среди сотен ее коллег: "Пожалуйста, Маша"
Новость

20 декабря 2013, 21:37
Мария Соловьенко выступила в роли чеченского журналиста и попросила Путина потрясти "шайку из Минобороны".

Мария Соловьенко, главный редактор газеты "Народное вече", по традиции приняла участие в большой пресс-конференции Президента России Путин. Владимир Владимирович увидел ее в зале: "«Вова и Маша». Я помню нашу дискуссию. Меня мама так только называла в своё время, мне было очень приятно это услышать", а затем, взяв на себя обязанности модератора, еще раз лично нашел журналистку в зале и пригласил к разговору: "Пожалуйста, Маша". Маша приветствовала Путина словами: "Поскольку слово материально, я к Вам обращаюсь: гражданин пожизненный Президент Российской Федерации. Прошу не обижаться...". Президент немного смутился, но дослушал Машу до конца.

Мария начала свой вопрос с цитаты из нетленного "Чука и Гека" о том, как надо родину любить. Долго уговаривала присутствующил не смеяться, пообещала не смущать президента, припомнила "удивительно синеглазому" пресс-секретарю (Пескову), как он вырвал из ее рук микрофон на прошлогодней встрече. Потом принялась просить денег, как всегда, своеобразно: "Я выступлю в роли чеченского журналиста. Буду денег просить". 20 млн руб. нужны не ей, а на покупку реактора к установке ПЭТ, которая расположена в новом медцентре ДВФУ, на него попросту не хватило или забыли. Без него дорогостоящее оборудование не работает, а онкологическая обстановка в Приморье оставляет желать лучшего. И попросила президента не выделять деньги из бюджета, а потрясти олигархов - Абрамовича, Потанина, жену Шувалова - она часто бывает в регионе, или хорошенько потрясти "шайку из Минобороны".

Маша попросила президента ответить на вопрос, а потом она задаст еще один. На что Путин недвусмысленно и твердо напомнил: "Кто руководит пресс-сконференцией: Вы или я?" - "А как хотите, главное - чтобы польза была" - "Я хочу, чтобы Вы закончили свой вопрос".

Путин пообещал найти деньги, сказав, что бывают недоработки - когда тратятся огромные деньги на покупку дорогостоящего оборудования, и не хватает самой малости, чтобы затем запустить его.

Второй вопрос Марии касался национализации природных богатств и "Газпрома": "...Так вот, Владимир Владимирович, для Вас этот вопрос будет очень тяжёлый. Прошу на него не отвечать, это правда. Подождите. Следующий год – год лошади, мой год. У Вас будет год, чтобы принять стратегическое решение, не смейтесь.

Все знают, идёт реклама по телевидению: «Газпром» – национальное достояние. Добавим кучке олигархов, правда? Так случилось, я Вас очень прошу, не отвечайте сейчас, по Конституции недра принадлежат народу: и нефть, и газ, и все ископаемые. Давайте сделаем так, не сразу у Вас это получится, может быть, Вам страшно будет, давайте вернём, всё-таки национализируем это всё, и тогда не будет этой прослойки, не будут сдирать шкуру с налогоплательщика.

Если Вы боитесь, а Вы не бойтесь, Вас тогда каждый даже самый маленький Мальчиш-Кибальчиш защитит за это, и тогда у нас проблем не будет: и на ПЭТ нам хватит, и на пенсии хватит – без всяких «прокладок» вот этих олигархических. Это трудно. Можете не отвечать. Но я Вас очень прошу – думаю, вся страна тогда Вас полюбит и скажет: «Будьте Вы пожизненным, Владимир Владимирович». Спасибо".

Владимир Путин: "У нас есть Конституция Российской Федерации. И в рамках этой Конституции формируются органы власти. И в этом смысле мы ничего менять не будем. Я думаю, что это нецелесообразно и опасно именно для стабильности Российского государства, во всяком случае с точки зрения формирования органов власти.

Что касается сути проблемы: во-первых, 20 миллионов, конечно, это… У нас часто так, к сожалению, бывает, здесь я с Вами согласен, когда деньги истратят большие, а потом чуть-чуть – и всё оборудование лежит, не работает. Это обидно и не по-государственному. Поэтому я хочу Вас для начала заверить, что эти 20 миллионов, если это действительно 20 миллионов, точно совершенно мы изыщем и оборудование запустим в работу. Это стопроцентно. Это даже не обсуждается. Первое.

Второе, по поводу недр: по Конституции, по закону недра принадлежат народу – вопрос в том, как эффективнее использовать эти недра на благо народа, нашего народа.

По поводу «Газпрома» и национального достояния, что это принадлежит кучке олигархов, – это не так: «Газпром» – это государственная компания с контрольным пакетом у российского государства.

Действительно, был момент, это было лет семь назад или восемь, когда контрольный пакет «Газпрома» из рук государства уплыл, и вот тогда была реальная угроза утраты контроля над системообразующей нашей компанией.

В целом и здесь можно двигаться в сторону приватизации когда-то, но только тогда, когда у нас будут выравнены определённые условия, связанные с потреблением первичного энергоресурса, экономические условия прежде всего.

Я могу немножко ошибиться, но, по-моему, в этом году мы произведём где-то 620 миллиардов кубических метров газа. Из них 200 примерно, около 200, где-то в районе, – на экспорт; всё остальное, основная масса произведённого продукта потребляется внутри российской экономики. Мы держим достаточно низкий уровень тарифа на газ внутри страны.

Я уже отвечал на вопрос вашей коллеги, это касается нашего вступления в ВТО. Евросоюз даже предъявляет к нам претензии по поводу того, что у нас слишком низкие, как они считают, нерыночные цены на газ внутри страны, и это создаёт конкурентные преимущества нашим товарам второго уровня передела или третьего, имея в виду химические продукты, на внешних рынках. Я вас уверяю, что это целенаправленная, осмысленная и весьма эффективная политика в энергетической сфере.

Наша задача не в том, чтобы обязательно всё отобрать у частных владельцев, имея в виду в том числе, скажем, и «Газпром», где частично акции «Газпрома» [у частных владельцев], но контрольный пакет – в руках государства.

Это даёт нам возможность проводить такую политику, о которой я сейчас сказал, в том числе льготирование внутреннего потребителя и бытового потребителя, промышленного потребителя нашего газа внутри страны, даёт такое право и возможность, потому что контрольный пакет, вопросы управления – в руках государства.

В то же время, если мы дали возможность нашим иностранным, скажем, и внутренним частным акционерам приобретать и продавать акции «Газпрома», это повышает его ликвидность, это повышает возможность его работать на рынках, привлекать необходимые ресурсы для своих инвестиционных проектов и развиваться.

Как только – я хочу, чтобы, Мария, Вы поняли и Ваши читатели, – мы схлопнем эти возможности, у такой компании, как «Газпром», не будет реальных ресурсов для развития, потому что она не получит должного количества кредитов с мировых финансовых рынков – и не получит их по тем благоприятным на сегодняшний день ставкам, по которым получает сегодня, так как мировой финансовый рынок отреагирует на это, как на повышение непрозрачности компании. И мы сразу ухудшим экономическое состояние нашей ведущей топливно-энергетической компании, тут же, в эту же секунду ухудшим. Для людей, которые экономикой занимаются, для них это понятно и очевидно. Уверен, здесь тоже есть специалисты, которые специализируются на этих вопросах, они полностью со мной согласятся.

Что касается других чисто частных компаний, а у нас таких тоже много: скажем, «Сургутнефтегаз», это частная абсолютно сибирская компания, это «ЛУКОЙЛ» и так далее, – наша государственная задача заключается в том, чтобы обеспечить государственные интересы, заключается не в том, чтобы их национализировать и отобрать. А там, кстати сказать, большое количество акций принадлежит трудовым коллективам, во всяком случае в «Сургутнефтегазе» точно, да и в «ЛУКОЙЛе». Наша задача заключается в том, чтобы обеспечить такие условия их функционирования, чтобы они работали; работая, получали прибыль в России; платили полным рублём здесь налоги; чтобы они уходили, как я говорил в Послании, из оффшоров, – и, используя эти средства, развивать и экономику, и социальную сферу.

Здесь я с Вами соглашусь, я не уверен в том, что у нас здесь полный порядок. Это нам нужно обеспечить, причём мы это можем сделать в рамках рыночной экономики, совсем не обязательно лишать акционеров их собственности. Более того, это будет очень плохим сигналом для всей российской экономики.

Я понимаю, что Вы имеете в виду. Вы имеете в виду повысить отдачу от этих компаний в федеральные, в региональные бюджеты, увеличить их вклад в развитие страны и решение социальных вопросов. В этом Вы правы, но инструментов для этого у нас гораздо больше, чем просто у них забрать собственность. Но то, что нужно думать о повышении их отдачи, здесь Вы абсолютно правы, мы будем в этом отношении и дальше работать. Вот, пожалуй, и всё".

В конце речи Марию - единственную из журналистов на тот момент - приветствовали аплодисментами.

Напомним, 19 декабря Президент России Владимир Путин провел традиционную итоговую пресс-конференцию в Центре Международной торговли на Краснопресненской набережной Москвы.

Лично пообщаться с Владимиром Путиным и задать свои вопросы смогут более тысячи российских и зарубежных журналистов. Среди них и четыре представителя СМИ из Приморского края.Это корреспондент «ОТВ» Елена Штейникова, главный редактор газеты «Народное вече» Мария Соловьенко, главный редактор арсеньевской газеты « Бизнес-АРС» Елена Суриц и выпускающий редактор телеканала из Находки «Восток-ТВ» Анна Шарипова, сообщила пресс-служба администрации Приморского края.

Отметим, что это уже восьмая пресс-конференция Президента России Владимира Путина. Ставшее традиционным мероприятие обычно занимает несколько часов. Так, в 2012 году глава государства общался с журналистами 4 с половиной часа. В этом году она заняла примерно столько же.

Мария КУЗОВЛЕВА. ZRPRESS.RU, Владивосток.

Сюжеты:
Приморье
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter