Олег КОЖЕМЯКО, губернатор Сахалинской области: Молодежь обгоняет меня, но я не сдаюсь...

Олег КОЖЕМЯКО, губернатор Сахалинской области: Молодежь обгоняет меня, но я не сдаюсь...
Новость

27 июля 2017, 16:20
Олега КОЖЕМЯКО вполне можно считать человеком Дальнего Востока. Он вел бизнес в Приморье и на Камчатке, избирался губернатором в Корякии, Амурской области, последние два года возглавляет Сахалинскую область.

«Дальневосточный капитал» разговаривал с Олегом Николаевичем о Сахалине. Нефтегазовый комплекс - это экономическая опора и парадный фасад островного региона. Но с этой «иглы» придется когда-то слезать. И чем быстрее, тем лучше.

- Олег Николаевич, вы прижились на Сахалине, он стал для вас близким? Или это просто место работы?

- Уже да. Но мы приняли друг друга не с первого знакомства, не в марте, когда состоялось назначение… Первые месяцы работы на Сахалине эмоционально для меня были просто тягостными. После ареста губернатора и ряда его подчиненных обстановка в правительстве области была очень сложной. Именно в это время произошло крушение судна «Дальний Восток», и вся тяжесть по организации приема родственников, транспортировки погибших моряков, в том числе иностранных, легла на наши плечи. Весна со своей традиционной сахалинской погодой - листвы еще нет, то дождь, то снег - была гнетущая…

Сахалин открылся мне только летом, когда все начало расцветать. Я увидел родное для меня море, совершенно удивительную природу. Остров прекрасен и зимой, когда здесь много снега и просто рай для лыжников, и летом. Здесь можно путешествовать, если на это есть время (смеется), заниматься спортом, рыбачить. Но человек начинает прикипать к какому-то месту тогда, когда его связывают с ним какие-то переживания, эмоции, когда появляются какие-то значимые дела, и ты понимаешь, что твое участие здесь было не зря.

- В человеческом плане на кого опираетесь на Сахалине? Вашу команду не раз уже обвинили в том, что «понаехали тут».

- В первое время, когда начал формировать команду, вообще ходил как по минному полю. Начинаешь рассматривать кандидатуру, упираешься в ограничения, связанные с делами моего предшественника. Это очень сильно ограничивало. На этапе становления особенно важно было опираться на людей, в которых ты точно уверен, которые разделяют твои взгляды. Пришлось приглашать из других регионов.

- Сахалин представляется лакомым кусочком, с хорошим профицитным бюджетом. Ни у одного региона нет таких возможностей… Хотя, похоже, все это скоро может закончиться. В силу нефтегазовой конъюнктуры уже явно начинает обозначаться траектория падения бюджетных доходов.

- Хороший бюджет - это замечательно, но есть опасность… Когда есть деньги, начинаешь терять реальность, пропадает стимул искать иные решения, пошел-купил, а когда их недостаточно, начинаешь думать, как экономно потратить, как заработать, ищешь варианты. Честно скажу, на Сахалине никто особенно не искал новых путей и не ориентировался на рыночные правила.

Можно построить детский сад за бюджетные деньги, это самый простой путь, но, пока его сдадут, ребенок уже вырастет, ему уже нужно будет место не в ясельной группе, а в подготовительной. А можно развивать предпринимательскую инициативу, стимулировать самих жителей на создание частных садиков. Это такой очень частный пример, но так должно быть во всем. Тем более у области есть средства, чтобы поддержать предпринимателей, сделав акцент на особо значимых для Сахалина отраслях.

Прошлой весной мы объявили на Сахалине новую экономическую политику - НЭП. Поставлена задача создать для инвесторов и бизнеса самые конкурентные условия, учитывающие нашу островную специфику: сложную логистику, климатические условия, дороговизну труда и прочая.

- Тем не менее, несмотря на все усилия вашей команды, Сахалинская область неожиданно снизила свои позиции в Инвестиционном рейтинге регионов России. В ваш адрес прозвучала критика полпреда президента по этому поводу…

- Будем разбираться, что не так. Хотя я уже сейчас вижу, что многие параметры, которые положительно влияли на наши позиции, почему-то просто не были учтены при составлении рейтинга. Но это не меняет дела. Наша цель - создание лучших условий для бизнеса, и мы с этого пути не сойдем.

Я смотрю и на объективные результаты. За прошлый год по росту объема ВРП мы вторые в Дальневосточном федеральном округе, на первом месте по инвестициям в основной капитал. А это не только нефтегазовый комплекс, но и сельское хозяйство, строительство. Хороший драйвер - жилье: мы в прошлом году сдали по 0,68 кв. м на человека, заняв пятое место в России по этому показателю. Посмотрите, какое количество дорог в асфальтобетон закатали.

- Вы тут сказали о развитии по рыночным правилам, но насколько это возможно для островной территории? То же сельское хозяйство, в которое вы сейчас «уперлись», объявив приоритетом, может быть рыночной отраслью?

- То, что на Сахалине все необходимое можно вырастить, - это факт. Еще живы герои социалистического труда, добивавшиеся рекордных урожаев и надоев. Есть возможность развивать животноводство. Все было потеряно за последние годы, а область стала закупать продукты питания на материке. Выиграли от этого ее жители? Конечно, нет. Доставка стоит больших денег, плюс ты не привезешь свежих продуктов, не будешь же молоко самолетом доставлять…

Сахалинцы стали в массе своей употреблять не совсем свежую продукцию, только в замороженном виде. Мы постоянно зависели от рынка страны. Поэтому было принято решение найти такие компании, которые бы могли обеспечить быстрое развитие сельского хозяйства. У них должен быть успешный опыт реализации крупных проектов. Малый бизнес в этой отрасли нужно поддерживать, но маленькими хозяйствами проблему не решишь.

- Это вы предвосхищаете мой вопрос: почему приморцы? Его же вам, наверное, многие задают, намекая на ваши приморские корни…

- Да говорят: «Непонятно откуда пришли, из Приморья - «Мерси», «Грин Агро». Да слава богу, что они наконец-то начали у нас работать, до этого толкались несколько лет по кабинетам и не могли пройти «рубеж». В Приморье «Грин Агро» - это лучшая молочная компания и по качеству молочной продукции, и по эффективности бизнеса.

- А откуда возникла история с министром сельского хозяйства, который сегодня находится под следствием?

- Если смотреть на область глазами бизнесмена, то что, на ваш взгляд, кроме рыбы, может быть здесь рыночно успешным, какой бизнес?

- В рыбном комплексе Сахалина на сегодняшний день тоже не все так гладко. Бизнес хорошо идет только у нескольких устоявшихся компаний, а перерабатывающие заводы можно по пальцам пересчитать. При этом мы видим, как много береговых предприятий строит Камчатка, которая в свое время смогла создать правильную систему распределения рыбных участков. Это были конкурсы, победить в которых больше шансов было у тех, кто имел береговую переработку, близкую к местам вылова. Сахалин пошел по другому пути, он перезакрепил участки. В результате получилось много пользователей, которые, условно говоря, часто имеют всего по одному неводу. Это никак не стимулирует их строить заводы, достаточно на сезон поставить пару контейнеров и плиточную заморозку. Вкладываться не нужно, поскольку он не владеет речкой, он не несет за нее ответственность. Кто-то может побраконьерить вечером, заготавливая икру, таким образом вырезаются нерестилища. И мы уже чувствуем последствия этой ситуации.

А если бы это был крупный собственник, который вложился в современный завод, работающий не только в сезон, то он был бы заинтересован в долгосрочной политике, чтобы рыба была всегда, иначе он просто не окупит свои инвестиции. Он все сделает: и ученых выставит, и нерестилище будет охранять. Но это вопрос эволюционный: или укрупнение, или кооперация какая-то должна быть. Нужно разговаривать с людьми...

- Тем более наконец-то приняты положения по инвестиционным квотам, какие-то новые возможности открываются…

- Только для большого бизнеса. В этом смогут участвовать крупные компании или те, у кого есть деньги на строительство. Но с одним неводом выстроить счастливое будущее, нужно прямо сказать, невозможно. Я пока не ожидаю, что на островах появится много перерабатывающих береговых заводов. Нужно, чтобы само рыбацкое сообщество созрело. Мы за год совместно выработаем концепцию, бизнес предложит проекты, а правительство области со своей стороны возьмет обязательство заложить в бюджете средства на инфраструктуру, на поддержку по электроэнергии, логистике, лизинговые механизмы настроим.

- Удивительно, что вы еще вплотную не подошли к этой теме, вы же лично даже комиссию возглавляли, которая документы к Госсовету готовила с рыбацкой повесткой…

- Мы многое сделали по прибрежному рыболовству. Вот тут нужно давать волю мелким компаниям и частникам, чтобы человек спокойно взял лодку, зарегистрировался, уведомил, вышел в море, поймал объекты, которые разрешены, пришел на берег, завесил свой улов, записал и пошел продал. Такую практику мы и выстроили.

Есть еще большой спектр работы по марикультуре. К сожалению, наше Агентство по рыболовству не смогло развить эту тему, хотя и деньги были на научные изыскания. Но мы эту задачу с себя не снимаем. Думаю, хорошие возможности перед отраслью открывают и новые режимы - Тор и СПВ.

- Рыбная отрасль всегда была сложной, в ней много чего было скрытого. И на Сахалине это присутствовало и еще присутствует, я думаю. Вы встретили какое-то сопротивление со стороны рыбного бизнеса, вы же сами из этой отрасли вышли?..

- Мне с ними как раз просто разговаривать, я сам эту школу прошел и знаю проблемы и возможности отрасли. Моя позиция: самое главное - не надо мешать. До вечера воскресенья

- Третья тема, о чем чаще всего вы говорите с восторгом, - это туризм. Я согласна, не понаслышке знаю: Сахалин и Курилы - это туристический рай. Но пока не будет нормальной логистики, ничего нельзя будет сделать.

- Нужно разделять туристическую логистику и в целом транспортное сообщение с островами. Мы разработали и запускаем туристический продукт, который будем продвигать через турагентства - не важно, наши, региональные, владивостокские или московские, - для которого предусмотрена существенная скидка на билеты. Будем компенсировать транспортные расходы организованным группам туристов, точечно, целенаправленно используя бюджетные средства для решения конкретной задачи.

В целом же субсидировать билеты, думаю, нецелесообразно. К нам на Сахалин и Курилы едет много гастарбайтеров, едут на путину заработать деньги. Когда билет стоит дороже, собственник бизнеса подумает, кого же выгоднее брать на работу: приезжих, заплатив им приличные деньги за переезд, обеспечив проживание и т. д., или все-таки местных жителей, которые сами питаются и живут в своих домах. Нужно просто им платить чуть больше.

Второй момент - это организация чартерных рейсов на Сахалин. Представляете, в пятницу вечером из Владивостока или Хабаровска самолет улетает на Сахалин. Два часа пути. В воскресенье вечером - обратно. У нас зимой уже многие так и делают. Но и летом на острове много чего есть для путешествий и отдыха. Мы будем активно разрабатывать маршруты, которые могли бы привлечь туристов. И мы уже можем их принимать, Южно-Сахалинск отличается тем, что у нас уже есть хорошая гостиничная инфраструктура.

- Сахалину еще предстоит менять свой имидж. А ТОР «Горный воздух», которая позиционирована как туристко-рекреационная, должна вообще, мне кажется, базироваться на продвижении здорового образа жизни. И вы, как губернатор, я наблюдаю, стараетесь эту тему лично продвигать, часто вас можно видеть то на лыжах, то на мотоцикле…

- Согласен, это мое человеческое, личное пристрастие - спорт. Надо сделать так, чтобы молодежь видела возможности, понимала, что занятия спортом - это модно и выгодно. Человек физически крепок, хорошо выглядит, у него высокая работоспособность, больше шансов на успех, он заряжен положительными эмоциями, хорошо влияет на окружающих, может гнуть свою линию... Классные же ощущения! Мы стараемся поддержать и более старшее поколение в этом увлечении, создаем множество спортивных площадок, организуем события, которые заставляют вставать с дивана и вместе бежать, играть в хоккей и так далее.

Я тоже бегу, молодежь обгоняет меня, но я не сдаюсь…

- На мотоцикле много удается поездить за сезон?

- До обидного мало. Под тысячу километров, и все… Времени на все просто не хватает, на Сахалине так много интересного. Тут и рыбалка, и подъем в горы. Люблю Сахалин!

Фото Сергея Красноухова

P. S.

- Вы живете без ощущения страха? Не боитесь оступиться, что-то сделать не так?..

- Страха? Чего боюсь?... Землетрясения, наверное. Я знаю, что это такое, по работе в Корякии. Не дай Бог.

Когда ты знаешь, что не крадешь, не берешь взятки и твое ближайшее окружение этого не делает, то, даже если у кого-то есть желание что-то найти, тебе не должно быть страшно. Правда все равно восторжествует. Я не боюсь наветов, я на Дальнем Востоке родился и вырос, здесь родились мои родители, в 1902-м сюда пришли оба мои деда. В нашей семье есть репрессированные, а потом реабилитированные, и это не умалило их вклада в освоение этой земли. Дети получили образование и работают на этой земле. Нужно просто делать свое дело. Какие бы условия ни подтачивали, если человек имеет внутренний стержень, он всегда будет тверд и не разменяет себя. Нужно двигаться вперед при любых обстоятельствах, выполнять те задачи, которые были обозначены населением, которые считаешь важными.

Лариса ЛАРИНА.

Журнал "Дальневосточный капитал", июль, 2017 год.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter