Пуф — и сгорел: Кого обвиняют в поджоге природного парка «Хасанский»?

20 января 2021, 02:51
Фото: Медиахолдинг1Mi
Пока приморцы гуляли на новогодних каникулах, в крае сгорел экопарк
В Хасанском районе Приморского края всего за два дня практически полностью выгорел природный парк. Местные жители утверждают, что это был поджог.

Мнения же активных в публичном поле персон разделились — некоторые поддерживают точку зрения жителей ближайших населенных пунктов, некоторые встают в оппозицию. Кому выгодно «золотое» зарево в парке «Хасанском»?

Гори-гори, спичечка

В начале 2021 года, пока приморцы гуляли на новогодних каникулах, в Хасанском районе сгорел экологический парк. По сообщениям краевых экологов, территория выгорела практически полностью и, скорее всего, была подожжена неизвестным злоумышленником. Версия с поджогом имеет право на существование, потому что прецеденты имеются сплошь и рядом: достаточно вспомнить, что полгода назад, в апреле 2020 года, Иркутская область стала центром экологического скандала. Тогда местные жители заподозрили чиновников администрации Усть-Кутского района в поджоге леса. Позже все чиновники слегли в больницу как «обильно избитые», а глава района Тамара Климина назвала версию с поджогом леса «чушью».

В Приморье чиновников никто в поджоге не обвиняет, но возмущенная общественность вменяет им отсутствие внятных решений. Вот что пишет глава благотворительного фонда «Элемент» Ольга Дымникова на своей странице в социальных сетях:

«Нет решений ответственных структур о принятии мер, направленных на помощь пострадавшей природе, как нет и срочных действий, необходимых для сохранения жизни животных — косуль, водных оленей и др., оставшихся без защиты, крова и еды на оголённой огнём территории!»

В качестве возможных поджигателей комментаторы называют несколько категорий граждан, среди которых преобладают бизнесмены и охотники.

Стреляй-стреляй, ружьишко

Самые вероятные поджигатели, по мнению общественности, — это, конечно, охотники. Кровавые флибустьеры с мушкетами стоят лагерем у границ парка, и только статус охраняемой территории останавливает их от истребления всего живого.

Сами охотники версию с поджогом ради охоты называют как минимум несостоятельной, как максимум — абсурдной. По их уверениям, в Хасанском районе с охотой проблем нет — там находится местное охотхозяйство, где можно вдоволь пострелять различную живность. Косвенно эти слова подтвердил известный эколог и сотрудник ДВО РАН Владимир Раков:

«На территории Хасанского заповедника в земле лежит столько свинца, что некоторые птицы, по сообщениям орнитологов, умирали от свинцового отравления после поедания дробин», — отмечает эколог.

Об этом же в своей колонке на сайте «Восток-Медиа» пишет известный краевой журналист Андрей Калачинский. Он ясно дает понять, что охота ведется без каких-либо ограничений, а перелетные птицы отдыхают на китайской стороне, где на них никто не охотится.

Приморский охотник в данном случае скорее возьмется за лопату, а не за канистру с бензином, и будет тушить, а не поджигать, потому что ему выгодно наличие кормовой базы и обилие живности на охотугодьях.

Платись-платись, денежка

Версия о поджигателях-бизнесменах тоже достаточно часто озвучивается некоторыми людьми. Они вспоминают о старом проекте с кодовым названием «Туманган». Согласно опубликованным подробностям, этот проект подразумевал создание экономической зоны на границе трех стран — России, Китая и Северной Кореи. Всерьез этот план обсуждался в начале двухтысячных годов, но его так и не удалось воплотить в жизнь. Другим бизнесменам заповедник просто не интересен.

«Развитие зоны Туманган напрямую зависит от экономической ситуации и инвестиционного климата в сопредельных государствах. В настоящее время экономики России и Северной Кореи переживают трудное время. Из-за нестабильности социальной обстановки в регионах, прилегающих к зоне Туманган, сложно привлечь масштабные долгосрочные инвестиции. И поддержка со стороны России и Северной Кореи в освоении зоны Туманган пока не ощущается», — писало генеральное консульство КНР еще в 2004 году.

К сожалению, Хасанский район — это не то место, где инвесторы толпятся в поисках возможности вложения средств и вынуждены сжигать заповедники ради освобождения территорий.

Если же отвлечься именно от той территории, где находится природный парк, то, в целом, район сейчас получил некоторые возможности для развития. Но, опять же, это скорее история про Славянку, а не про отдаленные территории.

Лети-лети, журавлик

А что, если пожар произошел по естественным причинам? Парк, согласно сообщению главы благотворительного фонда «Элемент» Ольги Дымниковой, выгорал полностью несколько раз. Краевые экологи говорят, что он и вовсе полыхает ежегодно. Не факт, что каждый пожар становится итогом деятельности маньяка-пиромана, есть вероятность, что возгорание носит природный характер.

Например, рядом с парком есть железнодорожная ветка, искра от проводов которой могла стать причиной пожара. А есть и автомобильная дорога, где не очень дисциплинированный водитель мог выкинуть окурок в окно. В причинах возгорания этого года уже разбираются следственные органы.

Суди-суди, судьюшка

Гораздо интереснее разобраться в том, кто «поднял волну» в социальных сетях и «педалирует» тему сожжённого парка. В первую очередь это Ольга Дымникова, глава благотворительного фонда «Элемент». Согласно информации базы данных СПАРК-Интерфакс, благотворительный фонд оказывает некие финансовые услуги населению, а его операции по счетам приостановлены ФНС. Председателем правления фонда является Нестан Панасюк, которая до этого была директором компании «Восток-Н», осуществляющей деятельность автостоянок во Владивостоке. И что требуют эти замечательные люди от правительства региона?

«После ЧС в 2021 и в предыдущие годы, многолетнего бездействия и безразличия власти и надзорных структур к судьбе природного парка „Хасанский“, необходимо провести экологическую экспертизу для восстановления его экосистемы. Представителям науки необходимо осуществить подсчёт видового и количественного разнообразия животного и растительного мира, также, под их контролем и с их участием, обеспечить спасение попавших в беду животных», — пишет Ольга Дымникова.

Она говорит и о том, что в парке нужно запретить деятельность действующего охотничьего хозяйства и обеспечить надёжную защиту территории, жизнь и питание животных, до момента восстановления природной среды.

Пишись-пишись, письмишко

По мнению многих приморских общественных деятелей, этот парк полностью «бумажный». Он был открыт в конце девяностых и сегодня не представляет ценности в качестве особо охраняемой территории. При этом у региона нет достаточного количества денег, чтобы обустраивать, охранять и тушить эту пожароопасную территорию.

В качестве примера хорошо работающего заповедника чаще всего приводят «Землю леопарда», которая находится в руках федеральных властей. Парк «Хасанский» тоже может быть туристической Меккой, но у региона, а тем более муниципалитета, нет денег на содержание парков, которые горят в ежегодном режиме.

Истерика, которая уже дошла до федеральных СМИ, не помогает ситуации, а только усугубляет ее. При этом требования общественных деятелей похожи на детские фантазии о «настоящих самолетах и стометровых роботах». Они требуют от властей сделать «Хасанский» парк второй «Землей леопарда», не учитывая самого главного — вопроса финансирования.

А сколько нужно денег? Содержать «Хасанский парк» должна администрация Хасанского района. В 2020 году Хасанский район получил на строительство и реконструкцию объектов питьевого водоснабжения около 964 миллионов рублей субсидий из краевого бюджета. Согласно информации базы данных СПАРК-Интерфакс, «Земля леопарда» получила за три года из федерального бюджета 321 миллион рублей. Готов ли Хасанский район пожертвовать ремонтом трети объектов питьевого водоснабжения ради спасения птичек? Вопрос риторический.

Андрей ГОЛУБЬ.