Ольга Романова: «Доверие ребенка нельзя завоевать, вы же не на войне»

23 марта 2021, 05:22
Фото: ЗС ПК
Ольга Романова, уполномоченный по правам ребенка в Приморском крае
В Приморье создана рабочая группа по профилактике и предотвращению преступлений против половой неприкосновенности детей

Первый квартал 2021 года — время подведения итогов прошлого года во всех структурах и организациях. Итоги своей работы подводит и Ольга Романова — уполномоченный по правам ребенка в Приморском крае.В эксклюзивном интервью «Золотому Рогу» детский омбудсмен рассказала о том, как обстоят дела с правами несовершеннолетних в Приморье, как часто они нарушаются и как их защищают.

Ольга Владимировна, какой на сегодняшний день функционал уполномоченного по защите прав детей? Какие полномочия есть у детского омбудсмена? Кому он подчиняется и перед кем отчитывается?

Все полномочия, функционал, отчетность и система подчинения уполномоченного по правам ребенка определены Законом Приморского края от 31.10.2019 № 602. Этот закон так и называется — «Об уполномоченном по правам ребенка в Приморском крае».

Очень важно понять, что должность уполномоченного — это государственная должность. Она учреждена для того, чтобы обеспечить дополнительные гарантии эффективного функционирования механизмов реализации, соблюдения и защиты прав и законных интересов детей, являющихся гражданами Российской Федерации, детей, являющихся иностранными гражданами или лицами без гражданства. При этом четко очерчен круг органов власти и должностных лиц, за эффективностью действий которых наблюдает уполномоченный по правам ребенка. Это органы исполнительной власти Приморского края, органы местного самоуправления, образовательные и медицинские организации, а также организации, которые оказывают социальные и другие услуги детям и семьям, имеющим детей.

Арсенал действий у уполномоченного достаточно широк. Чтобы осуществлять эту работу, можно запрашивать и получать от органов исполнительной власти и органов местного самоуправления и их должностных лиц необходимые сведения, документы и материалы, потом, в свою очередь, направлять им свои рекомендации или предложения по восстановлению нарушенных прав. Можно посещать органы власти Приморского края и органы местного самоуправления, школы, детсады, больницы, соцорганизации и так далее.

Можно обращаться в территориальные органы федеральной власти, органы местной власти, в том числе с ходатайством о наложении дисциплинарного взыскания в отношении должностных лиц, в решениях или действиях (бездействии) которых усматривается нарушение прав и законных интересов детей. Кроме того, у уполномоченного есть право обращаться в суд с административными исковыми заявлениями.

Всего законом об уполномоченном определены 16 вариантов действий.

По итогам работы формируется отчет, с которым уполномоченный выступает перед губернатором и Законодательным Собранием Приморского края, а также перед Уполномоченным при Президенте Российской Федерации по правам ребенка.

Какие наиболее характерные нарушения прав ребенка фиксируются в Приморье? Есть ли какие-то специфические «приморские» или «дальневосточные» нарушения, который редко встречаются в других регионах?

Если говорить о нарушениях прав ребенка, то важно отметить, что такие нарушения могут возникать и возникают при реализации и соблюдении любого права.

Как раз в моем докладе по итогам 2020 года, например, проанализирована деятельность по реализации и защите 13 прав несовершеннолетних. Это основные права: на жизнь, защиту от насилия, право жить и воспитываться в семье, право на охрану здоровья, на образование, на отдых и занятость, на социальное обеспечение, на гражданство, на жилище, на алименты, на доступ к информации и на информационную безопасность, а также право на доступ к занятию спортом, к культурным ценностям, право на объединение, на судебную защиту и квалифицированную юридическую помощь.

В 2020 году в статистике работы уполномоченного по правам ребенка фигурировали все из вышеперечисленных прав. Всего в прошлом году к уполномоченному поступило 505 обращений.

Самое большое количество — 114 — связано с вопросами реализации права ребенка на образование. Наиболее распространенными для Приморского края проблемами в этой сфере являются: получение путевок в дошкольные образовательные организации, тема школьных поборов и участившиеся случаи буллинга в образовательных организациях.

На втором месте — реализация права жить и воспитываться в семье (общение, опека, лишение, восстановление родительских прав) — 83 обращения поступило в адрес уполномоченного по этой теме в 2020 году.

Третьей по интенсивности обращений к уполномоченному стала тема социального обеспечения. За этот период поступило 70 обращений.

Если проанализировать ситуацию за несколько последних лет — три-пять, нарушений в отношении прав детей становится меньше или больше?

На этот вопрос однозначно ответить невозможно. Как их посчитать? По количеству обращений в адрес уполномоченного? На эту статистику влияет уровень правовой грамотности общества, неравнодушие граждан, готовность написать обращение. Уровень доверия к уполномоченному, в том числе. Но все факты, с просьбой о проверке которых обращаются люди, являются лишь вершиной айсберга. Большая часть нарушений может произойти и остаться вне поля зрения уполномоченных органов.

Безусловно, мы с моими коллегами видим, какие нарушения носят системный характер. Чтобы предотвращать их или снижать риски их возникновения, как правило, нужны комплексы мер, в том числе и межведомственного взаимодействия. Вот в этом направлении мы тоже работаем.

Нас долго пугали так называемой ювенальной юстицией. Многие даже не поняли, в чем ее суть, но люди, напуганные телерепортажами с Запада об изъятых из семей детях, заведомо восприняли ее в штыки. Действуют ли сегодня в России хотя бы какие-то элементы ювенальной юстиции и какие тут планы на будущее?

По поводу ювенальной юстиции я предлагаю составить отдельный разговор. Здесь очень важно разобраться с мифами и стереотипами, со страхами и домыслами. И важно посмотреть, что же это за механизмы такие, в каком случае они применяются и почему являются оптимальным способом решить какую-то задачу по защите прав детей. Например, защите права на жизнь. Надо ли соседям обращаться в полицию, в случае если ребенка регулярно бьют и его некому защитить? Полиция по делам несовершеннолетних, комиссии по делам несовершеннолетних, органы опеки и попечительства — все это элементы системы ювенальной юстиции. Как и службы примирения или медиации, которые сейчас так необходимы в образовательных организациях.

Давайте отдельно об этом поговорим. Это очень важный разговор.

Зимние акции протеста показали, насколько наши дети подвержены риску быть втянутыми в игры взрослых. И все благодаря социальным сетям, которые практически не контролируются. Помимо этого мы несколько лет подряд слышим о печальных историях с интернет-сообществами типа «синего кита». Неужели нет возможности обуздать все это? Кто здесь недорабатывает: государство, семья, школа?

Обуздать — значит запретить? Невозможно запретить людям общаться. Главные вопросы — каков этот круг общения и кто его формирует? Если ребенок делает это сам, не будучи подготовленным к рискам, угрозам, опасным последствиям — жди беды.

Многие родители пока еще не осознали очевидный факт. Сегодня дети живут в двух реальностях — в той, где вы их видите, кормите, обнимаете, ругаете, укладываете спать, заставляете делать уроки, меряете им температуру, прислушиваетесь к их дыханию, пока они спят, возите в школу и на секции, гуляете. Словом, эту жизнь ребенка вы контролируете визуально.

Но они параллельно живут и в другой реальности — цифровой. Это не виртуальный мир, он тоже реален, просто его нельзя пощупать и увидеть. Пока вы везете ребенка на секцию и следите за дорогой, будучи за рулем, он общается с кем-то в сети или в мессенджере. Он не кашляет, не плачет, он молча смотрит в телефон и что-то пишет. Внешне все выглядит безобидно и безопасно. Но в этот момент он может думать о смерти, подвергаться кибербуллингу или планировать встречу с незнакомым человеком.

Вход в эту реальность для родителей только один — через доверительные отношения и общение. Доверие ребенка нельзя завоевать, вы же не на войне, не так ли? Его просто нельзя терять. Ведь с рождения каждый ребенок доверяет своим родителям безусловно. С какого момента мы начинаем терять это доверие? В чем наши ошибки? Как не потерять связь со своим ребенком? Вот о чем надо думать всегда.

Если это доверие будет, то и вопросы «идти на флешмоб или не идти?», «выполнять задания в онлайн-игре для подростков или нет?» ребенок задаст прежде всего вам.

О чем вы с коллегами говорили на недавнем мартовском совещании? Какова была основная тема?

В настоящее время специалистов тревожит тенденция к увеличению количества преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних. Поэтому в Приморской краевой комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав создали отдельную рабочую группу, которая должна сформировать до 9 апреля комплекс мер, дорожную карту по профилактике и предотвращению этих преступлений. Мы очень рассчитываем на помощь журналистов в этой работе, поскольку в обществе много мифов и стереотипов по этому поводу. И бед у наших детей, связанных с этой стороной жизни, тоже, к сожалению, очень много.

В какой ситуации и как можно к вам обращаться?

В любой ситуации, когда, по вашему мнению, нарушены права ребенка, его жизни или здоровью угрожает опасность или его некому защитить в каких-то опасных обстоятельствах. Можно обращаться за консультацией по правовым вопросам, связанным с детьми. Мы всегда открыты и готовы помогать.

Обращаться можно письменно, по электронной почте в[email protected], в WhatsApp на горячую линию по телефону 8 950 295 2110, через социальные сети — в Инстаграм @ombudsman_romanova, а также — по телефонам +7 (42-32) 43-32-81, 240-07-91.

Мария ПУШКАРЕВА.