Творец миров, или Зачем театральному художнику пластиковые бутылки

18 октября 01:06
Фото: Уссурийский драматический театр имени В. Ф. Комиссаржевской
Главный художник Уссурийского театра драмы Светлана Зарубина отмечает 30-летие творческой деятельности.
Сюжет
Театр

Один из самых интересно работающих в Приморском крае театров – Уссурийский театр драмы имени В. Ф. Комиссаржевской – открыл 85-й сезон. Разумеется, премьерой – как и положено. Прекрасную и немного ностальгическую пьесу Эльдара Рязанова и Эмиля Брагинского «Притворщики» (16+) поставил режиссёр Станислав Мальцев. А сценографией постановки занималась главный художник театра Светлана Зарубина.

Кстати, в день открытия сезона в залах театра открылась и её персональная выставка, посвящённая не только личному юбилею Светланы Владимировны, но и такой важной дате, как 30-летие творческой деятельности. Называется выставка «Капли» (12+).

Пространство сцены

- Какие пути-дороги привели вас в Уссурийский театр имени Комиссаржевской?

- Попалось на глаза объявление: театру требуется художник-рекламист, – говорит Светлана Зарубина. – Пришла, показала свои работы, меня взяли. Так и связалась моя жизнь с театром – затем я стала художником-постановщиком, со временем доросла до такой важной и ответственной во всех смыслах должности, как главный художник театра.

- А как случился переход от создания рекламы для театра к оформлению спектаклей?

- Режиссёр Юрий Летягин ставил у нас спектакль. А я тогда была уже бутафором в театре. И ещё – в детском саду, в который ходил мой сын, расписывала стены сюжетами из сказок, просто так, в качестве родительской помощи. Вот эти-то работы и увидел Юрий Летягин и предложил попробовать себя в качестве художника-постановщика. Точнее, он не в детский сад, конечно, пошёл, а увидел эскиз одной из росписей – по сказке о Финисте – ясном соколе.

- Вам легко дался этот переход к новой творческой ипостаси?

- Режиссёр мне много помогал. Многому научил, рассказывал про специфику сцены. Но своим учителем в этой профессии я считаю главного художника театра КДВО (сегодня – театр ВВО) Александра Сергеевича Кострова.

- Но ведь это другой театр, театр-конкурент, так сказать…

- Да что вы! Никакой конкуренции, никакой творческой ревности не было: в то время два театра как-то гармонично существовали вместе. И актёры играли то тут, то там, и специалисты цехов общались между собой по-дружески. Я и сейчас только приветствую, если режиссёр приезжает на постановку со своим художником. Почему? Потому что это даёт мне возможность творческого роста: поработать с человеком, у которого иной взгляд, иные – как правило, очень интересные, свежие идеи. Узнать что-то новое, чему-то научиться, обменяться опытом, погрузиться в творческое общение – это бесценно.

- Артисты говорят, что в их профессии нужно учиться постоянно, остановился – значит, потух. В вашей, выходит, тоже это важно?

- Ещё бы! Творческий человек обязан постоянно учиться, сколько бы лет он ни занимался творчеством.

Для меня каждый спектакль – это создание чего-то нового с нуля, как будто в первый раз. Нет одинаковых декораций и одинаковых спектаклей, они не повторяются. И это очень увлекательно.

- Вашим первым спектаклем в вечернем репертуаре стала…

- Постановка по двум пьесам Людмилы Петрушевской – «Любовь» и «Квартира Коломбины». А первой работой с приглашённым режиссером – спектакль «Женитьба Бальзаминова» в 1996 году, который ставил Станислав Мальцев, ныне главный режиссер Иркутского академического драматического театра имени Н.П. Охлопкова.

- И вот в 85-м сезоне Уссурийский театр драмы имени Комиссаржевской открывается спектаклем «Притворщики», творческим тандемом Станислава Мальцева и Светланы Зарубиной. Вам легко работалось со Станиславом Валерьевичем?

- Да, конечно. Мы прекрасно понимаем друг друга, и это важно. Вообще каждый спектакль, как я уже говорила, – особая история. Иногда я предлагаю свои идеи, иногда режиссёр уже имеет своё видение сценографии и от меня требуется только его воплотить. Но чаще всё же режиссёры доверяют мне.

- Чем отличается именно театральный художник от художника вообще?

- Можно сравнить это с обучением медицине: сначала база для всех одинаковая, а потом идёт специализация. Так и у художников, постепенно появляется специфика, главное направление в творчестве. Кто-то любит море – и становится маринистом, кто-то хорошо рисует людей – и становится портретистом, и так далее. Главная задача театрального художника в том, что он решает сценическое пространство. Создаёт мир, в котором будет разворачиваться действие.

Для меня не составляет проблемы адаптировать спектакль под любые параметры сцены, даже незнакомой: в моей работе был опыт переноса на сцену и больше, и меньше нашей. А уж сцену нашего театра знаю наизусть, хоть с закрытыми глазами: даже помню, какой штанкет на какое расстояние опускается. Художнику другого направления, кто всего этого не знает, будет сложно: придется долго разбираться, погружаться в тему. В итоге он всё же справится, но на это уйдёт гораздо больше времени. Поэтому каждый хорош на своём месте.

Специфика театрального художника ещё и в том, что постоянно приходится проявлять фантазию и творческий подход. Всё, что попадает в руки, можно рассматривать как материал для создания костюмов, декораций. Например, такие неожиданные вещи, как наполнитель для спортивных матов или пластиковые бутылки и так далее. Зритель, глядя из зала, ни за что не догадается, что из чего сделано.

- Вы ведь на какое-то время уходили из театра, так что имеете опыт работы в других сферах – в журнале, в школе…

- Да, уходила, но… Театр держит, это такое место, которое притягивает и не отпускает. А опыт, полученный в других местах, очень помогает мне в работе в театре. Всё к лучшему.

Мир фантазии

- В фойе театра работает ваша персональная выставка эзотерической живописи «Капли» (12+). Вы предпослали ей эпиграф, слова Николая Рериха: «Изо всей благодати в руках, крепко сжатых, я донесу только капли». Почему?

- Эзотерическая живопись – часть моего творчества, она помогает выразить внутренние мысли, чувства и образы.

А творчество Рериха и его последователей оказало на меня огромное влияние, я нашла в нём много созвучий тому, что чувствовала сама. Особенно близки стали стихи Натальи Спириной: так получается, что к любой из моих картин у неё можно найти четверостишие, которое раскрывает их смысл. Причём, когда я пишу картину, я о стихах не думаю, они находятся как-то сами.

- Слово «эзотерическая» звучит как-то экзотично и даже немного пугающе.

- Ну что вы! Нет в моих работах ничего от оккультизма, просто это попытка осмыслить нематериальную сферу нашего существования, поделиться каплями той благодати, которая раскрывается в мире души. Все картины полны символов, их можно долго разглядывать и разгадывать. Ключом к пониманию служит название: отталкиваясь от него, легче увидеть знаки на картине.

- Вы рисовали с детства, но в разных техниках. А когда пришли к классике – холст, масло?

- Самая первая моя работа в этой технике – «Зарождение души» – создана в 1991 году. В то время я ждала дочку. Первые картины я показывала только друзьям, писала просто потому, что не могла иначе, меня вело вдохновение… Затем забросила живопись, наверное, хватало работы в театре.

- Но вы снова начали писать, что же стало толчком к этому?

- Не что, скорее, а кто. Мистер Мин Бён Гу – художник из Южной Кореи. В 2016 году он приезжал в Уссурийск, чтобы работать над совместным российско-корейским проектом «История одной женщины». Увидел мои картины и спросил: «А почему ты не сделаешь выставку?». Я ему ответила, что на персональную выставку решиться пока не могу, не чувствую уверенности. Тогда он предложил выставиться вместе, у нас в Уссурийске и потом в Южной Корее. А впоследствии эта идея ещё расширилась, и в итоге через год в нашем театре прошла большая выставка корейских и уссурийских художников, с каждой стороны было несколько авторов. Более того, по итогам выставки был подписан договор о сотрудничестве между художниками Уссурийска и города Чхонджу. Ассоциацию уссурийских художников представляла заслуженный художник РФ Ольга Никитчик.

В 2016 году в рамках I Международного фестиваля театрального искусства Республики Корея в городе Чхонджу проходила Международная выставка театральных художников, в которой я приняла участие. Там были выставлены только театральные работы – эскизы к спектаклям «Дурочка», «Маскарад», «Тень», «Саня, Ваня, с ними Римас», «Инкогнито», «Убийство по ошибке» и «Очень простая история», фотографии и костюмы из этих спектаклей. Картины тоже побывали в Южной Корее, но чуть позже, в 2018 году на 78-й Международной выставке обмена членов Ассоциации искусств Корея-Россия-Япония. С тех пор уссурийская организация ВТОО «Союз художников России» приглашает меня к участию в совместных выставках, особенно под эгидой Международной ассоциации женщин-художников «Цветы мира».

Приглашаю всех постоянных зрителей театра и тех, кто любит живопись, на свою выставку. Всего будет представлено около 30 картин, эскизов и макетов.

Наталья БЕЛОШЕНКО

Фото: предоставлено Уссурийским драматическим театром имени В. Ф. Комиссаржевской