Posted 12 октября 2023,, 10:01

Published 12 октября 2023,, 10:01

Modified 12 октября 2023,, 10:03

Updated 12 октября 2023,, 10:03

Как одной голове десятки рук помогают: передовая детская нейрохирургия в Башкирии

Как одной голове десятки рук помогают: передовая детская нейрохирургия в Башкирии

12 октября 2023, 10:01
Фото: 1MI
Более тысячи пациентов каждый год, от новорожденных до тех, кто вот-вот отпразднует совершеннолетие — такова статистика отделения детской нейрохирургии в Уфимской РДКБ.

Пластика черепа, операции черепно-мозговых травм, лечение пороков развития и функциональная нейрохирургия… В списке видов помощи, которую оказывают маленьким пациентам башкирские нейрохирурги, — десятки строчек. Команда проекта «Код к здоровью», посвященного уникальным возможностям региональной медицины, побывала в Уфе, чтобы своими глазами увидеть уникальные операции и познакомиться с детьми, которым современные технологии и мастерство хирургов вернули жизнь и здоровье.

Дияз Юнусов и его мама размеренно идут по улице. Оживленно на улице Степана Кувыкина бывает обычно по утрам. На машинах и пешком в Республиканскую детскую клиническую больницу идут и едут с детьми разного возраста. На прием попадают по направлениям со всей республики. Визит в РДКБ означает, что ребенку потребовалась помощь или консультация специалистов высочайшей квалификации. Дияз немного прихрамывает. Возможно, именно это привело их с мамой на прием?

«К нам обращаются пациенты из Башкирии и из ближайших регионов. Это Челябинская область, иногда из Татарстана, Пермской области, Свердловской области», — рассказывает о географии заведующий нейрохирургическим отделением Айрат Тимершин, на секунду отвлекаясь от обхода. Но тут же возвращается к традиционному утреннему «Здрасьте-здрасьте! Как ваши дела?», обращенному к маленьким пациентам и их родителям.

Айрат Гафиевич Тимершин — заведующий детским нейрохирургическим отделением РДКБ Уфы. Доцент кафедры нейрохирургии БГМУ, кандидат медицинских наук, главный специалист по детской нейрохирургии Минздрава РБ, заслуженный врач РБ, главный детский нейрохирург Минздрава РБ, нейрохирург высшей категории. А еще тот, чьи портреты рисуют маленькие пациенты — добрый доктор, который помогает им уже почти 40 лет.

Сегодня дела у 30 пациентов отделения детской нейрохирургии как обычно, по-разному. Кого-то готовят к операции, чтобы через пару часов избавить от новообразования. Кто-то уже считает часы до выписки и возвращения к обычной жизни. Кто-то впервые в своей жизни встает на четвереньки, как годовалый Марк Муковозов. Он восстанавливается после операции по поводу аномалии Киари (смещения миндалин мозжечка) и теперь наверстывает отставание от сверстников.

«У нас была задержка развития», — рассказывает историю Марка его мама Рита. Марк очень хочет участвовать в беседе, и она отвлекается, чтобы помочь сыну занять наблюдательную позицию поудобнее. «Марк стал намного активнее! — радуется мама, — У нас аномалия Киари, когда миндалины мозжечка опускаются вниз и передавливают спинной мозг. Нейронные связи нарушаются и идёт задержка в развитии. В июне мы делали МРТ, тогда сказали, что надо оперировать. И вот уже сделали операцию, всё успешно! Уже через несколько дней он начал ползать на четвереньках, а до этого мог только на животе. Начали садиться». Поверить в то, что этот активный и любознательный малыш, на которого то и дело в разговоре отвлекается мама, еще недавно не мог ползать и стоять, уже очень сложно: Марк активно исследует мир и интересуется всем, что происходит вокруг.

«Мы начинаем лечить сразу после рождения, если есть нейрохирургическая патология, — рассказывает Айрат Гафиевич о пациентах. — У недоношенных детей случаются внутричерепные кровоизлияния, которые часто требуют нейрохирургического вмешательства, также встречаются пороки развития центральной нервной системы. По нашей республике ежегодно оперируем 35-40 детей с опухолями центральной нервной системы. Делаем ликворошунтирующие операции (методики лечения гидроцефалии) и нейороэндоскопические операции при гидроцефалии и кистах головного мозга. В более старшем возрасте — черепно-мозговые и спинальные травмы, особенно летом…»

Именно прошлым летом Дияз Юнусов впервые оказался в РДКБ. «31 июля 2022 году наш сын получил травму в детском лагере „Юлдаш“, — вспоминает о тех событиях его мама. — На его голову упала железная конструкция и раздробила левую часть черепа. В Сибае экстренно сделали операцию и на санавиации привезли в Уфу».

Именно так — на скорой или на санитарной авиации — приезжают в РДКБ многие пациенты. Ведь специалисты больницы курируют все сложные случаи в республике и готовы прийти на помощь в любой момент, когда это потребуется пациенту. Общая электронная база данных позволяет мгновенно собрать консилиум, обсудить результаты исследований, тактику лечения и обменяться мнениями с коллегами, даже если физически участников консилиума разделяют сотни километров. Если потребуется, бригада врачей РДКБ отправится в путь, чтобы привезти пациента в Уфу и уже здесь оказать ему всю необходимую помощь. И какой бы сложности ни была эта помощь, вся она будет оказана в рамках ОМС, совершенно бесплатно для жителей России.

Республиканская детская клиническая больница сегодня — это один из крупнейших медицинских центров в Республике Башкортостан и ведущий центр педиатрической службы республиканского Министерства здравоохранения. Ежегодно в стационаре РДКБ лечат более 24 тысяч детей и делают более 7000 операций, в том числе высокотехнологичных. Пациенты РДКБ приезжают в Уфу со всей страны, здесь готовы принять на лечение и пациентов из дальнего и ближнего зарубежья. Тем более, что такой опыт уже есть — сюда приезжали на лечение из США, Австралии, Вьетнама, Йемен и из стран ближнего зарубежья. Уже более 20 лет в РДКБ работает отделение детской нейрохирургии. Диагностика и лечение проходят здесь с использованием самых современных стандартов и передовых методик. Помогает врачам самое современное оборудование для микронейрохирургических и эндоскопических операций.

Сегодня Дияз с мамой приехали в больницу на плановое обследование. Маршрут известен и понятен — ЭКГ, МРТ, сдать анализы. Обычно все обследования занимают неделю, говорят Юнусовы. Они останутся на эти дни в отделении детской хирургии, где все хорошо знакомо. Ведь год назад Дияз и его родители уже провели здесь долгие недели.

«В начале я просто лежал, не показывал виду, — сегодня шутит о своем тогдашнем состоянии Дияз. — Потом мне объяснили, как разговаривать. 1 палец — это „нет“, a 2 пальца — это „да“. Так я начал потихоньку общаться. А потом папа однажды решил пальцем зажать трахеостому. И у меня получилось разговаривать». Год назад Диясу пришлось заново учиться говорить, ходить, двигаться. Его первыми словами были «ата» и «эсэй», «мама» и «папа».

«Травма была тяжёлая, по словам врачей, не совместимая с жизнью, — вспоминает события прошлого лета Зарима Юсупова. — Шансов было мало. Но мы верили. Все нас поддерживали, очень молились за сына, чтобы он выжил. Нам не давали шанса, говорили, что он может не будет ходить, не разговаривать».

Дияз и Зарима показывают на своих телефона прошлогодние фотографии. Вот Дияз на трюковом велосипеде. Вот Дияз в коме. Вот Дияз гуляет в инвалидном кресле. В жизни семьи за этот год изменилось многое. Изменился и Дияз: «Раньше я не любил общаться с родственниками, убегал сразу на второй этаж, когда они приходили. Сейчас я разговариваю с ними. Общаюсь, играю. Сейчас ещё тяжело, правда, есть какие-то ограничения. Но надо быстрее восстанавливаться, потому что первый год восстановления — это самый продуктивный год».

Вернуться на полгода или год назад и оценить путь, пройденный Диязом, мы можем в кабинете Айрата Гафиевича. Здесь есть доступ не только к истории болезни — и выздоровления — пациента в электронной системе, но и хранятся «исторические артефакты». Среди справочников, наград и памятных сувениров свое место заняли 3d-модели имплантов для краниопластики (пластики черепа).

«Индивидуально для каждого пациента готовятся вот такие импланты, — доктор показывает нечто, напоминающее конструктор — две пластиковые детали, напечатанные на 3d-принтере. — Это, конечно, муляжи, чтобы посмотреть, какие нюансы могут быть, как устанавливать. Сами импланты стерильные и устанавливаются во время операции. Мы используем их, чтобы закрыть костный дефект. В последнее время мы начали применять пластический материал, который изготавливают наши коллеги из Нижнего Новгорода. Этот материал имеет микропоры, куда врастает собственная кость. Самое главное, она биологически инертна и не вызывает отторжения. Не будет также деформации черепа. Это не титан, который не растет вместе с пациентом. Мы уже это применяем в детской практике около 5 лет и осложнений не было». Айрат Гафиевич показывает снимки пациентов: вот имплант только что установили. А вот снимок спустя полгода, имплант уже заполняет собственная костная ткань пациента.

Именно такой имплант установили Диязу, чтобы устранить последствия травмы. Ведь турник, который упал ему на голову, раздробил кость. Сейчас об этом догадаться невозможно — Дияз вполне доволен своим отражением в зеркале, шрама не видно за пышной шевелюрой.

Прически пациентов — отдельная забота врачей и медсестер. Специально для детей и их родителей в РДКБ открылась «Добрая парикмахерская». Маленьким пациентам парикмахеры-волонтеры помогают подобрать крутую стрижку или найти прическу, которая не помешает врачам и при этом будет хорошо смотреться. Рады здесь и родителям: ведь многие, как Зарима Юнусова год назад, вынуждены проводить в стенах РДКБ долгие дни и недели. Тем более, что едут за помощью сюда со всей страны. И тому есть причины.

«Мы пионеры по многим направлениям: нейростимуляция, баклофеновые помпы, сакральная стимуляция, — рассказывает о передовых методиках Айрат Гафиевич Тимершин. — По имплантации стимулятора вагуса (блуждающего нерва) у нас больше 100 случаев, по имплантации сакральных стимуляторов у нас 36 случаев. Это самое большое количество таких операций в России среди детей».

За сложными медицинскими терминами — борьба с тяжелой эпилепсией, ДЦП, возможность восстановить работу тазовых органов после травм и пороков развития. Все это — самые современные и признанные на мировом уровне методики.

«В 2000 году было решено открыть наше отделение высоких технологий для плановых больных, — рассказывает об истории доктор. — Тогда открылось отделение на 30 коек, набрали кадры и самое современное оборудование. Внедряли все самое передовое, что было у коллег из федеральных центров. Мы хорошо сотрудничаем с ними и с институтом нейрохирургии имени Бурденко в Москве, с институтом Поленова, Тюменским федеральным центром и другими коллегами. Не во всех регионах есть нейрохирургическое отделение, но в таких крупных регионах как Башкортостан — есть».

Лечение в РДКБ не заканчивается в день выписки. Врачи продолжают наблюдать за пациентами еще долго. И иногда — по инициативе самих пациентов. «После выписки пациент первый раз приходит через месяц в поликлинику, — рассказывает Айрат Гафиевич. — Второй раз пациенты приходят через 3 месяца, потом через каждые 6 месяцев. Есть много пациентов, которых отпускали в детстве, а они потом все равно после 18 лет приходят к нам на консультацию. А есть пациенты, которые уже приходят со своими детьми. Просто их показать, рассказать о своих новостях и поделиться успехами.»

"