Дальневосточный морской заповедник: туризм в новом формате

Дальневосточный морской заповедник: туризм в новом формате
Новость

23 августа 2016, 16:05
Дальневосточный морской биосферный заповедник является одним из немногих заповедников России, подчиняющихся Российской академии наук

Дальневосточный морской биосферный заповедник является одним из немногих заповедников России, подчиняющихся Российской академии наук. После реформы 2014 года РАН была разделена на две структуры: Федеральному агентству научных организаций (ФАНО) отошли административные и имущественные функции, а собственно РАН теперь отвечает только за фундаментальные научные исследования.

В России большинство государственных природных заповедников подчиняются Министерству природных ресурсов и экологии, и у Минприроды были серьезные намерения объединить все заповедники в своей системе. Но, после реструктуризации РАН, ФАНО не спешит передавать свои охраняемые территории другому ведомству.

Как переформатирование академии отразилось на работе заповедника, в интервью «Дальневосточному капиталу» рассказал Сергей ДОЛГАНОВ, директор Дальневосточного морского биосферного заповедника.

- Сергей Михайлович, как это решение отразилось на работе морского заповедника?

- Насколько это был оправданный шаг - покажет время, но в данный момент дела обстоят не очень хорошо. ФАНО еще не имеет опыта управления заповедниками, поэтому мы в их системе числимся не как уникальная природоохранная организация, а как рядовые научно-исследовательские институты. Действительно, на нашей территории проводятся научные исследования, и на достаточно высоком академическом уровне, но основной задачей заповедников все-таки остается охрана территорий. А этому вопросу не уделяется должное внимание. Думаю, просто потому, что в ФАНО сейчас никто не понимает, насколько он важен. Негласная война

- Какие проблемы вызывает игнорирование вопроса охраны со стороны ФАНО?

- По сути дела, все, что я трачу на охрану природы, можно назвать нецелевым использованием денег из субсидий, выделенных на науку. Пока это не карается, поскольку в ФАНО идет реформирование, но значительно мешает работе. Так, с 2014 года у нас не произошло обновления материального ресурса, который столь необходим для защиты заповедника. Поскольку 98% нашей территории расположены в акватории, госинспекторам необходимо иметь современные плавсредства с мощными моторами, навигационное оборудование, средства связи. До сих пор нам не удалось не то что закупить новое оборудование, но даже то, что уже имеется, мы с трудом поддерживаем в рабочем состоянии.

Давно идут разговоры о создании оружейной комнаты, которая позволит обеспечить госинспекторов служебным огнестрельным оружием. Но, реально оценивая все требования и регламенты по организации такой комнаты, я понимаю, что это очень дорогостоящее и сложное мероприятие, которое в данный момент заповеднику не по карману: за три года наше финансирование сократилось на 18%, и мы были вынуждены закрывать дыры за счет внебюджетных доходов от разрешенной законом деятельности по оказанию платных услуг. По факту же у меня сейчас есть деньги только на зарплату. А нужно еще так много сделать: увеличить численность отдела охраны и установить как минимум три кордона, чтобы обеспечить безопасность территорий на должном уровне. Ведь заповедник, за которым никто не следит, - не заповедник.

- От кого приходится защищать вашу территорию?

- Самая главная беда заповедника в том, что вокруг него живет нищее население, которому нечего есть, негде работать. И люди, чтобы не умереть с голоду, занимаются грабежом окружающих вод. Поэтому наши нарушители - это уже не праздно шатающиеся рыбачки, случайно зашедшие в акваторию заповедника, это организованные преступные группировки, с которыми у нас идет настоящая война. Браконьеры, как правило, работают на японской технике, в разы превосходящей нашу по мощности. Поэтому лодки мы задерживаем редко, чаще «отбиваем» водолазов. Как это происходит: браконьеры, уверенные в своем техническом превосходстве, отправляют с лодки двух-трех водолазов на промысел. Как только охрана приближается, нарушители уходят от преследования, нередко оставляя своих подводных товарищей. Поэтому госинспекторы, не будучи в состоянии догнать лодку, дожидаются водолаза, который, к сожалению, всплывает уже без улова. В таком случае ему грозит административный штраф в размере 3-4 тыс. руб. Браконьер его спокойно оплачивает и на следующий день снова выходит в заповедник.

Основной объект незаконного промысла - дальневосточный трепанг, который по большей части уходит за границу - в Корею, Китай и Японию. В летний период браконьерство стимулируют и сами туристы, желающие попробовать морские биоресурсы. Поэтому в районе Андреевки расцветает несанкционированная придорожная торговля. Продают гребешки, спизулу, крабов, креветки - в общем, все промысловые объекты, которые добываются незаконным путем. Я знаю, что правоохранительные органы принимают меры, но пока этот вопрос не решается. Туризм в цивилизованном русле

- Заповедник занимает 10% залива Петра Великого, который своими теплыми водами ежегодно привлекает тысячи туристов со всего Дальнего Востока. Вашу территорию тоже накрывает стихийный турпоток людей, отдыхающих в Хасанском районе?

- Лучшие места в заливе Петра Великого принадлежат заповеднику, и в летний период мы испытываем огромный пресс от многотысячного потока людей, несанкционированно проникающих в заповедник. Бухта Астафьева в Морском заповеднике - одно из самых популярных мест среди туристов, так как недалеко находятся крупнейшие базы отдыха Хасанского района. Еще в 2012 году на берег заповедной бухты заезжали сотни автомобилей с отдыхающими, которые разбивали целые палаточные городки. Когда я начал бороться с несанкционированным туризмом, у нас произошел жесткий конфликт с оленеводческим охотохозяйством «Гамовское». Они приобрели землю в районе бухты Астафьева и всячески старались запускать туристов на ее берег, несмотря на наш запрет. Война длилась почти два года, но в итоге череда жалоб и претензий друг к другу сменилась мирными переговорами. Сейчас гамовцы охраняют землю, примыкающую к заповедным водам, а мы установили информационный центр, где турист может оформить путевку в заповедник и отдохнуть на пляже. Мы даже специально разработали экологический маршрут, который назвали «Чудесный мир бухты Астафьева». И этот вариант устроил всех: и владельцев охотохозяйства, и заповедник, и огромный туристический поток, который удалось усмирить и направить в цивилизованное русло.

- Значит, компромисс между охраной заповедных территорий и желанием людей наслаждаться нетронутой природой достижим?

- Компромисс в этом вопросе необходим! Развитие туристических продуктов выполняет не только такие «высокие» цели, как экологическое просвещение населения, но и более «приземленные», как пополнение бюджета заповедника. Последнее особенно актуально в условиях сокращения финансирования.

Поскольку основным камнем преткновения экологического туризма является отсутствие инфраструктуры, сегодня в рамках государственной программы «Развитие туризма в Приморском крае на 2013-2020 гг.» по всему Приморью ведется серьезная работа. Мы выбрали нетрадиционный вектор развития инфраструктуры. Многие заповедники получают целевые субсидии и начинают строить гостиницы, пункты питания и т. д. на своей территории. Я же решил внедрить опыт национального парка «Галапагосские острова», который дал возможность создать инфраструктуру сторонним инвесторам. Таким образом, вся туристическая инфраструктура находится рядом, вне заповедника, а территория заповедника выступает только площадкой для проведения эколого-просветительской деятельности. Мы разработали более 20 туристических маршрутов для групп туристов, которые возглавляет сотрудник заповедника. Он проводит группы по экологическим тропам, рассказывает о заповеднике, об особенностях объектов показа и о важности сохранения природной среды. После экскурсии туристы могут отдохнуть на пляже и насладиться чистыми бухтами и теплым морем. И в прошлом году заповедник посетило более 20 тыс. туристов, но посетило санкционированно. То есть эти люди не оставили гор мусора, не нарушили экосистему заповедника, но при этом получили то, что хотели, - море приятных впечатлений.

- Какие туристические объекты может предложить Морской заповедник?

- Дальневосточный морской заповедник относится к кластерному типу, состоит из четырех участков, и каждый участок по-своему интересен. На Южном участке наибольшей популярностью пользуется туристический маршрут «Самый южный остров России» о. Фуругельма. Объектом показа служит батарея 130 мм орудий береговой охраны № 250, а после экскурсии туристы могут отдохнуть на пляже и искупаться в бухте. Не меньшей популярностью пользуется и водный туристический маршрут «Берег поющих сосен» вдоль побережья Восточного участка. Только здесь можно увидеть скалистые берега, поросшие соснами, с гротами и пещерами, а весной контраст соснам придают цветущие рододендроны. После морской прогулки можно зайти в бухту Среднюю и в рамках экскурсии «Гроты, бонсай и бирюзовое море бухты Средняя» отдохнуть на песчаном пляже у чистого моря. На Западном участке в б. Миноносок полуострова Краббе можно познакомиться с основами марикультуры - увидеть, как выращивают приморского гребешка. На Северном участке на о. Попова в эколого-просветительском центре заповедника работают наш музей «Природа моря и ее охрана», этнографический комплекс «Наследие» и еще шесть экологических маршрутов. Все маршруты - как для взрослых, так и для детей. И самая большая надежда на детей, ведь у браконьеров тоже есть дети. Если их дети побывают на наших экскурсиях, то они рано или поздно скажут своим отцам: «Папа, не грабь больше заповедник, ведь он сохраняет природу для нас - для тебя, меня и нашей мамы».

Наталья КОМИССАРОВА. Фото автора.

Журнал "Дальневосточный капитал", август, 2016 год.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter