Волны коронавируса накрыли экономику Приморья

Волны коронавируса накрыли экономику Приморья

10 ноября , 17:30Экономика
Процесс восстановления отраслей в крае произойдёт не ранее 2023 года, считают эксперты

Коронавирус, прокатившийся разрушительной волной по всему миру, не только унёс жизни сотен тысяч людей, но буквально заморозил большую часть рынков. Однако, рано или поздно, пандемия закончится, и ограничения будут сняты. Как переживают кризис наиболее пострадавшие отрасли сегодня? Когда России ожидать восстановления экономики? Об этом и многом другом в материале газеты «Золотой Рог».

Пандемия коронавируса нанесла удар по всем отраслям российской экономики. Индустрия гостеприимства, в частности, ресторанный и гостиничный бизнес, оказались в авангарде отраслей, принявших на себя удар пандемии. Разберём ситуацию подробнее.

Ресторанная отрасль

На рынке Владивостока около 600 заведений, относящихся к категории «общественное питание».

Потери российской ресторанной отрасли из-за эпидемии коронавируса, по утверждению некоторых экспертов, составляют примерно 50%. Президент Дальневосточной ассоциации рестораторов и отельеров Роман ИВАНИЩЕВ в данной информации не уверен:

- Говорить о том, что в пандемию закрылось пятьдесят процентов заведений, преждевременно. Но проблем у рестораторов хватает. Многие набрали субсидий, кредитов, надеясь, что кризис не вступит в затяжную фазу и уже к концу этой осени ситуация нормализуется. Люди брали на себя долговые обязательства, чтобы удержаться на плаву, дожить до благоприятного времени. Но, как известно, благоприятное время продлилось недолго в связи со второй, ещё более мощной волной коронавируса.

Предприниматель Илья ТЕ, напротив, уверен, что ситуация с закрытиями заведений общепита, по крайней мере во Владивостоке, близка к истине:

— Очень многие закрылись. Если же брать «серый» сектор, например, любимые приморцами китайские кухни, то большая часть из них исчезла совсем. То же самое касается полулегальных заведений кавказской и узбекской кухни – их стало заметно меньше. Это связано, конечно, не столько с кризисом, сколько с резким сокращением иностранных граждан, работающих в России.

— Безусловно, пандемия нанесла серьёзный удар практически всем отраслям. Мы не стали исключением. Среди системных и отраслевых проблем - и рост курса валют, а соответственно, удорожание необходимого нам сырья, и нехватка персонала, и очевидное падение доходов населения, а также многое другое, – считает известный ресторатор Павел КУКСОВ, основатель ресторанов «Сезоны», «Молоко и мёд», «Умами», «Пекарня Мишеля», Cuckoo. – За семь месяцев простоя я лично знаю около двадцати рестораторов, которые были вынуждены закрыть свои заведения. В основном это предприятия, которые или вошли в карантин с уже имеющимся багажом проблем, либо не смогли договориться с арендодателями на период пандемии. Понятно, что после нормализации эпидемиологической ситуации на их место придут другие игроки с новыми форматами и подходами к работе. Оставшиеся сейчас рестораны работают со значительно более низкой маржой, но всё-таки говорить о критическом состоянии ресторанной индустрии, я бы не стал.

Даниил ФОМИН, управляющий сетью кафе «Пекарня Мишеля»:

— Я вернулся из Москвы две недели назад и могу уверенно сказать: даже столичная ресторация серьёзно пострадала от пандемии, что уж говорить о регионах. Огромное количество помещений, бывших ресторанами, пустует, сдаётся в аренду...

Формула выживания

Комплекс действий, направленный на то, чтобы продержаться в «пандемийный кризис», у рестораторов был, очевидно, схож. Оптимизация рабочих процессов, максимальное снижение издержек и, конечно, переход на новый формат обслуживания. Если ранее «еда на вынос» и активное развитие направлений онлайн-работы были для многих неким «приложением», то в кризис данные векторы развития показали свою эффективность. О своём выживании в коронавирус рассказывают рестораторы.

Андрей ХАУСТОВ, заместитель генерального директора ресторанного холдинга «Би-Эс-Би Медиа»:

— Мы и до пандемии работали на доставку и на вынос, процессы на предприятии и не прекращались, за исключением работы службы сервиса. Но в пандемию мы вынужденно стали развивать направление доставки (через агрегатора) и приготовления блюд на вынос. Однако гастрономическая концепция нашего ресторана и так называемая «ситуация посещения» ставят объективные ограничения развития в этом направлении. Тем не менее нам удалось сохранить костяк команды, поэтому настройка работы этого подразделения прошла относительно безболезненно и быстро.

Павел Куксов:

— В нашей сети ресторанов состоит порядка двадцати заведений, во всех цифры по среднему чеку, гостевому потоку и выручкам различаются, всё индивидуально. Те рестораны, которые изначально были заточены под иностранных туристов, конечно, несли и несут большие убытки. Но в заведениях, рассчитанных на местных гостей, серьёзных сложностей в работе не наблюдается. В пик карантина мы активно использовали все доступные на тот момент инструменты для максимального контакта с гостями: адресная доставка блюд и работа в формате выноса готовой еды. Сейчас мы продолжаем работать в этом направлении, оптимизируя процессы.

Даниил Фомин:

— Так как сеть наших кафе специализируется на продаже товаров первой необходимости, в частности, хлебобулочных изделий, в разгар COVID мы работали в формате «на вынос», оставив открытыми только те заведения, которые расположены в географически выгодных местах – центр города, Эгершельд, Вторая Речка. Также активно развивали онлайн-торговлю. Своевременное переформатирование позволило нам выжить, чего не могу сказать о многих других заведениях общественного питания. Особенно сильно с весны до осени пострадали два сегмента: очень дешёвый формат столовых и очень дорогие рестораны. «Серединка», к которой мы относим и себя, выжила. Сейчас мы отдаём себе отчёт, что кризис может повториться, и готовы к этому: закупили летом по дешёвой цене маски, санитайзеры, перчатки, пересмотрели позиции в меню, чтобы максимально снизить расходы на закуп сырья.

«На сегодняшний день можно с уверенностью говорить о том, что время экономического спада и крайней нестабильности продолжается. Любой бизнес может закрыться в любой момент времени по щелчку пальцев».

Оксана ШАБЕЛЬНИК, исполнительный директор сети Countrу Fried Chiсken (CFC), совладелица двух столовых и буфета:

— Помимо выполнения функции руководителя в CFC, я являюсь совладелицей двух столовых и буфета. Концепции работы столовых и фаст-фуда значительно отличаются. Что касается CFC, могу отметить, что в пандемию мы работаем не хуже, чем в прошедшие восемнадцать лет. Скачок и последующий спад покупательской активности в нашем заведении были незначительны. В основном работа продвигается без заметных колебаний, относительно ровно. Если говорить о столовых, в разгар пандемии одну пришлось закрыть из-за неприемлемо высокой арендной ставки. Но в этот же период мы приобрели ещё одну столовую, которая продавалась как убыточное предприятие. Успех заведений общественного питания во многом зависит от их места расположения. Мы размещаемся удачно, в шаговой доступности от офисов, в которых продолжают работать люди, и они, несмотря на коронавирус, хотят кушать.

«Постограниченный» период

После летнего послабления сейчас в работу ресторанов вновь вводятся серьёзные ограничения. Более того, многие заведения, которые успели поработать буквально пару месяцев, сейчас закрываются, не выдержав продолжение кризиса. И это только начало.

— Прогнозы массовых банкротств в ресторации - вовсе не утопия, – отмечает Роман Иванищев. — Потоки клиентов значительно иссякли, а расходная часть не только не уменьшилась, но где-то даже выросла.

Согласен с мнением Иванищева и Илья Те:

— Часть ресторанов, которые открылись после карантина, могут в ближайшее время всё равно закрыться. Волна закрытий нас ещё только ждёт. В сам карантин предприятия держались, как говориться, на надежде. Брали кредиты, влезали в долги, ждали отмены локдауна. И вот отменили... Стало ли лучше? Конечно, ведь гости вернулись в зал. Однако и ставки аренды подскочили на прежний уровень. А иностранные туристы к нам не вернулись. И часть квалифицированного персонала ушла в другие отрасли. Как следствие, немного подрос уровень заработных плат. Эта весьма спорная арифметика в целом не позволяет говорить об улучшениях в отрасли. То есть ситуация была и остаётся сложной.

— Снятие ограничений произошло на фоне ужесточения мер: масочный режим, дистанцирование, регулярные проверки и так далее. В новых условиях изменились и рабочие процессы. Думаю, коронавирус закончится, а допандемийный формат работы не вернётся. К примеру, в кризис практически все заведения, оставшиеся на плаву, активно развивали онлайн-направления, доставку и так далее. То есть максимально оптимизировали работу. Это дало новый виток развития в бизнесе. После нормализации ситуации ни мы, ни большинство других коллег не оставят развитие данных направлений, – рассказывает Даниил Фомин.

Как поясняют рестораторы, локдаун для общепита отменили неожиданно. И на первый план вышли задачи по нормализации процессов, подготовке к проверке комиссии Минпромторга.

Илья Те:

— Три лишних журнала, лента для перегораживания столов, маски, дезинфицирующие средства, пистолет-градусник… Напомню, как именно нас оповестили об отмене ограничений. Информация прошла поздно вечером в четверг. К слову, так обычно проходила абсолютно вся распорядительная информация от властей в период карантина – поздно вечером. В четверг ночью и всю пятницу заведения судорожно переписывались друг с другом, пытаясь выяснить детали, писали ночью требуемые письма на сайт Минпромторга, закупали всё необходимое, резко собирали персонал, в том числе из других городов Приморья. В общем, аврал. В пятницу к вечеру все наши заведения были готовы к проверке. В субботу её прошли. В общем, бизнес-процесс «построиться по команде» был отлажен молниеносно. Но надо отдать должное и проверяющим – всё сделали оперативно, вышли к нам в выходные, действовали адекватно, вежливо и с пониманием ситуации. В общем, по-человечески. Мы, если честно, ждали гораздо худшего и по срокам, и по жёсткости. Но, спасибо, обошлось...

Сегодня есть мнение, что предприятия общепита, которые останутся на рынке после кризиса, станут платить в разы меньшие арендные ставки, поскольку прежние условия арендных соглашений невыполнимы. Сами рестораторы считают такое предположение нецелесообразным.

— Смешная шутка. Никто во Владивостоке ставки аренды в хороших местах не снижал и никогда не снизит. Такова психология наших российских арендодателей, – заметил Илья Те.

Марина ИНОЗЕМЦЕВА, генеральный директор ресторана «Zuma»:

— Одно из важнейших преимуществ в ресторанном бизнесе – иметь помещение под ресторан в собственности. Такие предприниматели пострадали в карантин менее всего, так как им не приходилось изыскивать средства на оплату аренды в условиях общей остановки деятельности. Как показала первая волна коронавируса, лишь около сорока процентов арендодателей готовы идти на послабление в части арендных ставок. Поэтому на сегодняшний день при введении новых ограничений многие рестораторы, у которых помещения находятся в аренде, будут искать возможность переехать. В недорогие альтернативные помещения проще вложиться «с нуля», реализуя новый ресторанный проект, нежели продолжать оплачивать высокую аренду старого. Это повлечёт за собой волну открытий заведений нового формата. К слову, переезд в более дешевое помещение обещает снижение цен для потребителей. Те же, кто останутся на прежней высокой аренде, не будут иметь возможности демпинговать. После сентябрьского всплеска трафик вновь резко снизился. Люди пришли к выводу, что ресторан сегодня – это не повседневная необходимость. В итоге посещаемость ресторанов, с точки зрения периодичности, в октябре значительно упала.

Короткое счастье

— Безусловно, сразу после открытия веранд, а затем и залов, посещаемость в заведениях резко увеличилась. Люди, уставшие от самоизоляции, охотно посещали рестораны и кафе. Кроме того, этим летом неплохо поддержали отрасль в материальном плане и гости из Хабаровского края, а также из других регионов Дальнего Востока. Правда, уровень выручки всё равно значительно уступал прошлогоднему, хотя рестораны радовались и таким доходам. «Праздник жизни» продолжился ровно месяц. С сентября доходы резко пошли вниз. А в октябре темпы снижения приняли лавинообразный характер. Во-первых, грядущая зима диктует очевидные статьи расходов населения, которое откладывает деньги на самое необходимое в холодные месяцы. Во-вторых, люди испытывают определённый страх посещать заведения общепита в связи со второй волной пандемии. Общая истерия никуда не делась. Оба этих фактора оказывают на ресторанную отрасль катастрофическое воздействие, – поясняет Роман Иванищев.

Илья Те добавляет:

— В целом по России, после открытия ресторанов был зафиксирован кратковременный всплеск посещений, а затем выручка опустилась до тридцати процентов от прежнего оборота. У нас было абсолютно так же. Август был хороший. Гости соскучились по ресторанам и пошли в зал. И в каких-то наших заведениях трафик действительно вырос. Потом начался откат, сентябрь хуже августа. У нас, например, есть заведение, ориентированное на студентов. И оно очень живо реагирует на всё, что связано с дистанционным обучением в вузах Владивостока. Абсолютно прямая зависимость. Какие-то курсы перевели на дистанционку – у нас сразу резкое падение выручек. Какие-то общежития заселили студенты – сразу рост. Сами над этим смеялись, прямо волшебство. То есть наш оборот очень живо реагирует на любые, даже мелкие решения властей. Например, мы весь сентябрь предпринимали усилия по восстановлению в зале подачи кальянов, так как по прежним данным можно было подавать кальяны до конца декабря. Старая команда во время карантина разбежалась, кто-то ушёл в море, кто-то в другие отрасли. В общем, только-только восстановили, нашли людей, начали подавать кальяны. И тут – запрет на подачу с 31 октября. То же самое с запретом работы после полуночи. Я не вижу никакой логики и медицинских показаний в том, чтобы нужно выгнать столик ровно в полночь. Хотите закрыть ночные клубы – закройте ночные клубы. А так выходит, сидит у нас гость до полуночи, на него коронавирус не действует, а после двенадцати ночи сразу резко действует. В чём медицинский смысл и логика этого запрета, объясните мне?

Нужно отметить, что российские власти ещё в марте включили общественное питание в перечень отраслей, наиболее пострадавших от распространения коронавируса. В июне, согласно вступившим в силу поправкам в Налоговый кодекс, малые и средние предприятия, а также индивидуальные предприниматели в этой сфере были освобождены от уплаты налогов (за исключением НДС) и страховых взносов за второй квартал 2020 года. Мера поддержки распространяется на рестораны и кафе, заведения самообслуживания, киоски и палатки с готовой едой и напитками на вынос. Ранее, в соответствии с поручением президента России, предприятия получили полугодовую отсрочку по налогам и страховым взносам. Такую поддержку власти рестораторы называют «приятной неожиданностью». Многие воспользовались возможностью получить кредит под 2 % и кредит под 4% – на выплату заработной платы.

«История с коронавирусом когда-нибудь закончится, но его последствия еще долго будут отражаться на отраслях».

Неутешительные прогнозы

Что касается выхода всей ресторанной индустрии из кризиса, он будет длительным и сложным, считают эксперты. История с коронавирусом когда-нибудь закончится, но его последствия ещё долго будут отражаться на отрасли.

Илья Те:

— Наша власть всё пытается «поддерживать бизнес» вместо того, чтобы просто меньше его обирать дополнительными поборами (в том числе не налоговыми) и душить перерегулированием. Не мешайте, мы сами себя поддержим. Нам не надо денег от правительства. Введите стабильные правила игры и перестаньте выносить мозг очередной «маркировкой лекарств» в аптеках, очередным электронным учётом очередного вида продуктов от производителя к розничному продавцу, очередными квотами для очередных видов деятельности (например, для тех же кальянных), очередными новыми журналами для проверок, очередными изменениями в налоговом кодексе и так далее, бесконечно. Кстати, на днях президент России заявил, что проверок бизнеса не будет. Смешно, на следующий день к нам пришла Росгвардия и проверила, закрылись ли мы в положенное вечернее время, как того требует регламент…

Андрей Хаустов:

— Процесс выхода из кризиса для всей ресторанной индустрии - длительный и сложный. Он будет коррелироваться ситуацией с пандемией и связанным с ней общим экономическим кризисом. С довольно печальной прогрессией – чем больше времени мы будем выходить из пандемии, тем длительнее и сложнее будет проходить процесс восстановления, и тем для меньшего, увы, числа нынешних участников рынка этот процесс будет актуален.

Роман Иванищев:

— Думаю, те, кто переживут зиму, пройдут пик кризиса, будут иметь шанс весной-летом восстановиться. И только открытие границ этому сможет поспособствовать. Туристические потоки для Приморья имеют ключевое значения в разрезе успешного ведения бизнеса в сфере гостеприимства. В последние пять лет отрасль «затачивалась», опираясь на увеличение турпотока в регион порядка десяти-пятнадцати процентов ежегодно. Соответственно, открывались новые рестораны, отели, сувенирные магазины, разрабатывались новые экскурсии, сервисы и так далее. Сейчас вся эта массивная база оказалась не у дел.

Даниил Фомин:

— Безусловно, на сегодняшний день можно с уверенностью говорить о том, что время экономического спада и крайней нестабильности продолжается. Любой бизнес может закрыться в любой момент по щелчку пальцев. К примеру, 28 марта объявили о закрытии ресторанов, и уже 1 апреля рестораторы встречали с многомиллионными долгами. Сейчас мы осуществляем деятельность, но на процесс восстановления любой отрасли после кризиса уходит много сил и времени. К тому же до окончания кризиса ещё нужно дожить. Все мы зависим от импорта, соответственно, от доллара. Помимо пандемии, на нашу работу серьёзно влияет растущий курс валют. Если, скажем, закрыть границу с нашим ближайшим соседом - Китаем, то Приморье останется без овощей и фруктов. В самом начале пандемии мы уже столкнулись с баснословной стоимостью в самом простом, казалось бы, продуктовом сегменте – картошка, помидоры, огурцы. На подобные ценовые скачки остро реагирует не только ритейл, но и ресторация, вынужденная закупать картофель по двести рублей за килограмм(!). А страдает конечный потребитель. Если такое повторится, опустошённые вынужденным карантином кошельки россиян просто не позволят людям посещать кафе и рестораны. Надеемся, этого не случится, и коронавирус скоро канет в лету.

Лично я полагаю, что процесс восстановления отраслей в Приморье произойдёт не ранее 2023 года. Мало открыть границы, необходимо вернуть гостевой поток, адаптироваться к посткоронавирусным условиям работы, устранить все печальные последствия пандемии.

Шоковая заморозка туризма

От пандемии пострадали практически все сферы экономической деятельности. Туристическая отрасль одна из первых вошла в состояние «шоковой заморозки», в коем и пребывает до сих пор.

Руководитель туристической компании «ТЕРРА ТУР» Анна ГАНЖА:

— Сегодня у приморских компаний, связанных с индустрией туризма, ситуация складывается на грани фола: мы не работаем с апреля. При этом аренду, налоги, зарплату сотрудникам в условиях остановки работы никто не отменял, и где изыскивать средства - нам непонятно. В ту же открытую Танзанию лететь через Москву по билетам стоимостью сто тысяч рублей на человека желающих нет. В Турцию мы не отправляем людей сами. Это не только дорого, но и опасно, как с эпидемиологической, так и с политической позиций. На днях разговаривала с коллегами. Каждый буквально выживает, как может. Одна пошла работать администратором в медицинский центр, чтобы сводить концы с концами, но это скорее исключение, чем правило. Большинство людей из туриндустрии просто не могут найти себе работу. Таким образом, туротрасль очень значительно пополнила рынок безработных в Приморском крае...

Поблекшая ювелирка

К одной из наиболее пострадавших отраслей также относится и ювелирная отрасль, рассказывает Надежда ТКАЧЕНКО, генеральный директор ООО «Минерал-1» (сеть ювелирных магазинов «Золотой Ажур»):

— Ювелирный ритейл в России и Приморье на сегодняшний день скорее «мёртв, чем жив». В сложнейшей обстановке коронавируса правительство вводит ещё большие ужесточения для бизнеса. Уже с 1 января 2021 года ЕНВД отменяется как вид налогообложения. Поэтому все, в том числе и ювелирная розничная торговля, должны будут перейти на другие виды налогообложения. То есть нам предстоит большая и дорогостоящая работа по замене всех программ и кассовых аппаратов. Вторая колоссальная проблема – это сертификация ювелирных изделий при производстве и в розничной продаже, на которую отводится всего полгода – с января по июнь 2021 года. При этом очевидно, что отсертифицировать сотни миллионов изделий во всей стране за такое короткое время физически не представляется возможным. Кроме того, у многих моих коллег до сих пор не закрыты арендные оплаты из-за простоя в карантин, не выплачены долги по налогам. При такой низкой покупательской способности, как сегодня, у многих ювелирных магазинов приостановлены расчёты с поставщиками. На данный момент во Владивостоке закрыто порядка пятнадцати ювелирных торговых точек.

Несбывшиеся надежды отельеров

Что касается гостиничного бизнеса, в пандемию он просто остался не у дел, рассказывает Андрей САВИН, владелец мини-отеля «Филин и Сова»:

- Вспышка коронавируса стала неожиданным ударом для российского гостиничного рынка. 2020 год должен был стать очень успешным, однако отмена масштабных мероприятий в Приморье, таких, как Восточный экономический форум, ударила по нашему бизнесу, особенно сильно пострадали крупные гостиницы города. Что касается небольших отелей, их работу подкосил карантин и закрытие границ, многие вынуждены были закрыться. Существенное снижение загрузки - до тридцати процентов - мы ощутили весной, в самом начале кризиса. Но тогда все надеялись на кратковременный характер трудностей. Увы, эпидемия затянулась. Финансовая подушка при отсутствии прибыли заканчивается быстро. Чтобы выжить, пришлось принимать экстренные меры, перераспределять функционал, выбирать стратегию максимального снижения возможных затрат, направить силы на максимальную оптимизацию бизнес-процессов. На сегодняшний день деятельность нашего отеля осуществляется, так сказать, в вялотекущем режиме. Туристов нет. Как-то выручают командировочные, предпочитающие крупным гостиницам заселение в мини-отели. На сегодняшний день у нас не стоит задача получения прибыли. Важно направить все ресурсы на то, чтобы пережить это непростое время с минимальными потерями, так как очевидно – ситуация не может длиться бесконечно. Надеемся, к следующей весне работа мини-отелей и в целом гостиничного бизнеса возобновится если не в полном объёме, то со значительными подвижками.

Из всего вышесказанного становится понятно: бизнес не ищет сверхприбылей, задача у всех одна — остаться на плаву, не захлебнуться в «коронавирусных волнах». Однако до нормализации ситуации ещё далеко, и доживут до благоприятного времени скорее всего не все.

Анна МАЦОВСКАЯ

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter