Олег Матвейчев: «Дальний Восток» нужно переименовать в «Великий Восток»

4 апреля 07:03
Фото: pxhere.com
Власти РФ оставили за собой право отдавать предпочтению грузам, перевозимым по Транссибу и БАМу, приостановив на четыре месяца действие правил недискриминационного доступа (ПНД) к железнодорожной инфраструктуре общего пользования.

А это значит, что в кабинетах администрации президента уже активно началось обсуждение, как с максимальной выгодой для экономики страны переориентировать экспортный поток с запада на восток, увеличив при этом импорт с востока.

Эксперты утверждают, что центр мировой активности и экономики переместился на Тихоокеанское побережье. И, естественно, в этом же направлении должна перемещаться активность России.

— Европа же в ближайшее время как экономический центр очень сильно сдуется. Она уменьшится в два-три раза по своему экономическому мировому значению. И, соответственно, работать на этом направлении будет невыгодно, когда на восточном направлении — в несколько раз выгоднее. Об этом многократно говорилось, но не всегда это слышали.

Даже сам термин «Дальний Восток» — он неправильный. Нужно переименовать его в «Великий Восток». А то что значит «Дальний»? От кого он дальний? Это Европа — «Дальний Запад». А Восток — какой есть. Великий. И нужно из этого исходить, — считает профессор НИУ ВШЭ Олег Матвейчев.

До официальных заявлений правительства пока остается только догадываться, какие грузы пойдут на Дальний Восток, что будет актуально для российского экспорта в АТР на ближайшие годы и какие инвестиционные проекты помогут в решении данной задачи. Однако специалисты уже смело строят прогнозы и называют уголь, газ, нефть и лес — основными грузами для отправки в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

— На Дальний Восток должны идти все грузы. В первую очередь это касается всего того, что мы можем предложить в первую очередь — газ, нефть, удобрения и даже лес, про который многократно говорили, — строит позитивные прогнозы профессор Матвейчев.

Такой настрой эксперта вполне обоснован: Дальний Восток, в том числе и Приморский край, по праву может гордиться тем, что имеет универсальную, не обозначенную на картах границу, с теми странами мира, которые имеют выход к морю. А это ни много ни мало — большая часть государств Земли. Логично, что укрепление и расширение экспортных потоков повлечёт активное развитие регионов Дальнего Востока, особенно Приморья как одного из крупнейших логистических хабов округа. И прежде всего его портовых мощностей.

— Могу сказать одно: все эти годы грузоперевозки через морские порты России, в том числе через дальневосточные порты, росли стабильными и большими темпами — несмотря на кризисы, пандемию и другие причины. Каждый год побивал предыдущий. И так было на протяжении многих лет, начиная с 90-х годов. Портовая мощность России всегда росла: новые порты строились, старые реконструировались. И дальневосточные здесь — не исключение. И будут строиться. Поэтому здесь перспектива только положительная, — говорит Олег Матвейчев.

Действительно, без строительства новых портов регионы попросту не смогут решать государственные задачи. Среди наиболее перспективных проектов сейчас можно выделить строительство новых мощностей в порту Ванино в Хабаровском крае, специализированного перегрузочного комплекса в порту Восточный в Приморье, «Тихоокеанского балкерного терминала» в бухте Славянка, а также реконструкцию и расширение угольного терминала АО «Дальтрансуголь» в Хабаровском крае.

Но одними морскими портами экономика, развернутая на Восток, «сыта не будет». Или, иными словами, не разовьется до нужных показателей, так как некоторые грузы все же нужно перевозить наземными путями. Здесь на ум приходят Транссибирская магистраль и БАМ.

— Уголь, опять же. В этом году значительно выросла цена на уголь. Мы его готовы добывать. Сейчас в Кузбассе лежит добытого угля на 4 млрд долларов, который слеживается и комкуется. И мы не можем его вывезти и продать Китаю. В этом году угольная отрасль выросла на 5%, хотя могла вырасти на 25%, если бы у нас были пути. Нужно расширять Транссиб, БАМ, нужно увеличивать мощности разгрузки. Потому что мы не смогли на всю катушку воспользоваться мировой конъюнктурой и заработать лишнюю валюту. Вот Китай готов брать уголь, но мы привезли ему мало. Поэтому, конечно, нужно увеличивать все мощности, связанные с возможной торговлей природными ресурсами, — заявляет профессор.

Чтобы это произошло, помимо существующих логистических путей, нужно строить новую инфраструктуру. Но с этим справится только правительство.

— Как ускорить создание инфраструктуры? Государственными программами. Никакими так называемыми руками рынка ничего не сделается. Поэтому это должны быть большие инфраструктурные государственные проекты, — подытожил Матвейчев.